• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:35 

Да и другие рынки тоже радуют...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

Так вот оно кому на Руси-то!

@темы: Записки глюколова

18:34 

Рынок недвижимости не устает радовать формулировками...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

*это телефон замазан*

@темы: Записки глюколова

18:33 

Все бегут, летят и скачут

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А я все еще хожу на мероприятия той известной компании по производству энергетических напитков. А кто бы не пошел на мероприятие, переведенное из Soapbox Race как "Гонки на тарантасах"? Если в прошлом году с ее подачи летали на чем попало, то теперь летели исключительно с горки на колесах. Но атмосфера веселого творческого безумия сохранялась - нам только дай топор и прикажи сварить из него кашу... Увы, дождаться окончания не удалось, да и тот самый смартфон был не лучшим средством. Но в порядке факта биографии - отдельные моменты :)

читать дальше

@темы: По местам

19:47 

Еще о памяти - и об остальном

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
На фоне беседы у Сам себе королевство втянуло меня в «Бильярд в половине десятого» Генриха Бёлля. Очень кстати пришлось.
Там, хотя повествование-река течет чуть ли не по всему веку, но тоже заворачивается в водовороты вокруг двух мировых войн. И, кроме того, книга очень внятно утверждает противоположность фашизму – не столько даже поведением героев, хотя каждый из них по-своему не сдался, а кто сдался, тот и слова доброго не стоит – но даже больше тем, какова она сама есть. Хотя некоторые и советуют автору быть незаметным, но, бывает, авторский стиль служит для бОльшего, чем наслаждение читателя и сознание того, что читаешь хороший текст. При этом там предложения по две страницы – в одно такое предложение может вместиться целая жизнь - и подобный текст может быть непроходим, как дремучий лес, а может быть безгранично увлекательным. Сам ход рассказов больше, чем демонстрации и акции протеста, доказывает, что живое не подлежит той нивелировке, в которую хотелось бы уложить его господствующему строю. Каждую жизнь можно рассказать как роман - вероятно, кроме того, кто сам пожелал быть винтиком системы и сознательно выстроить жизнь по схеме. Несколько напоминает «День седьмой» Уайлдера – вот по этой гобеленности :)
При этом среди волн таких фраз встречаются проблески очень емкой мысли - не говоря уж о подхватах, повторах и переосмыслениях...

я останавливался перед шарманщиком, который переплавлял в медяки вечернюю меланхолию

она не знала, что Господь – брат наш, с братом можно спокойно шутить, а с господами – далеко не всегда

воспоминания ни в коем случае нельзя размораживать, не то ледяные узоры превратятся в тепловатую грязную водичку; нельзя воскрешать прошлое, нельзя извлекать строгие детские чувства из размякших душ взрослых людей

он приносил домой также щедрые чаевые, шоколад и сигареты, но никогда не приносил того, что было у всех других отцов, - праздничного настроения, которое разрешалось либо криком и ссорами, либо любовными клятвами и слезами примирения; на отцовом лице всегда было выражение ожесточенной кротости

то, о чем твои приятельницы рассказывают страшные сказки, мы будем делать не в спальне, а на вольном воздухе; над собою ты увидишь небо, на лицо тебе будут падать листья и травинки, ты вдохнешь аромат осеннего вечера, и у тебя не появится такого чувства, будто ты участвуешь в отвратительном акробатическом номере, в котором обязана участвовать

еще

А какие там эпизодические персонажи встречаются! Какой там старый factotum в отеле!
Надо быть таким продажным, как я, и таким старым, как я, чтобы знать: есть вещи, которые не продаются; порок перестает быть пороком, если нет добродетели, и ты никогда не поймешь, что такое добродетель, если не будешь знать, что даже шлюхи отказывают некоторым клиентам.
еще одна дама
И "ау" в сторону Флыф с рассказом Бёлля же про женщину, моющую окна, за который тоже безграничное спасибо - здесь есть сходный процесс "изнутри":
Когда она бывала не в своей тарелке или же когда ей надоедала ее до мелочей упорядоченная работа, она выходила на улицу почистить медную дощечку на двери: «Д-р Роберт Фемель, контора по статическим расчетам. После обеда закрыто».
читать дальше
(перевод цитат Л.Б.Черной)

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:46 

Рейнеке. Не лис.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
- Цель вашей педагогической деятельности, мои юные коллеги, можно сформулировать следующим образом: способствовать осознанию смысла своего бытия и определению сущности своей жизни для самого себя и окружающего мира...
Безусловно, он был прав: определение сущности. Кто же это сравнивал человека с растением? Определение, стало быть, сущности, и как можно более четкое. Живой организм телесного цвета. Медленно увеличивающийся в росте, но потом относительно долго цветущий, имеющий возможность с весьма различными скоростями менять место своего пребывания. Четыре стеблевидные конечности. Двулепестная верхушка, склоняющаяся к старости. Два воронкообразных подвижных устройства, чтобы замечать приближение врага. Восприимчивость к изменениям погоды. Склонность к противоположному, а иногда и к тому же полу и не обязательное стремление продолжать свой род. Время от времени в припадках ярости – причины еще не выяснены – нападает на себе подобных, что нередко оканчивается уничтожением самого себя, а также окружающих предметов, зачастую без явных побудительных причин. Для окружающего мира представляет опасность, не поддающуюся учету. Корневая система: ввиду сильных разветвлений в небе, в земле, в крови, вправо и влево, еще не определена. Встречаются экземпляры и без всяких корней. Высокая одаренность в области техники: строительства гнезд, добыче пропитания, передвижении, защите собственной шкуры, времяпрепровождении. Род: homo technicus, ранее называемый также homo sapiens, благодаря не встречающейся более ни у кого способности осознавать смысл своего бытия и определять сущность своей жизни для самого себя и окружающего мира.
(Пауль Шаллюк. Энгельберт Рейнеке).
Это одна из тех книг, которые не переиздаются с советского времени, легко остаются за кругозором, водятся в библиотеках и оставляют след. Кстати, цепляется за предыдущий пост темой отцов и детей. Простая история о том, как жил-был один учитель в нацистской Германии, неспособный примириться с тем, что вокруг нацизм, и о том, как был у него сын, который пытался жить поколением позже. Отец был личностью героической, а сын – невротической. Отца война убила, а сына перепахала. Отец преподавал литературу. А сын – физику. В той же самой школе. Бок о бок с теми, кто сделал все, чтобы отец не вышел живым из своей борьбы.
читать дальше

P.S. - а вот как люди жили без Интернета
(перевод В.Стеженского и Л.Черной)

@темы: (Про)чтение

19:45 

Про Отцов и отцов. И про детей, разумеется.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Вот не хотелось же мне влезать в нашу Великую Отечественную, потому что режим «куда ни ткни – везде болит» мне очень не по нутру... Так нет, совсем не по тому поводу затянуло меня в эту книгу, как в колесный механизм, и выдираться оттуда пришлось долго.
Вообще-то "В ожидании козы" Евгения Дубровина - это детская повесть, и вовсе даже не про войну, а про то, что было сразу после. Но это про то, как оно было на деле - и так, как, пожалуй, и для взрослых-то не писали. То, что там фаустпатроны воспринимали как игрушки, ополоски из-под пшенной каши - как лакомство, мертвых фрицев раскапывали, чтобы оружие забрать, а собаку можно было продать для еды - это даже не главное, так, приметы времени. И даже когда тот факт, что дело происходит в советской стране, узнается только по показательному процессу над подростками (нет, пока еще в рамках педсовета) за срыв со стены газеты «с Пермаем», это тоже еще ничего. Главное, что там идет речь про власть и свободу, про последствия поступков и про то, что в жизни далеко не все добровольно, а кое-что очень даже принудительно. А до кучи - про патриархальный строй как он есть и про тот перелом, который в нем как раз на данный момент истории образовался.
По повести Евгения Дубровина «В ожидании козы» был снят фильм «Француз» (хотя там, насколько мне помнится, все больше сглажено и в конце даже гармонично) – а я вот думаю, и фильм «Возвращение» был снят не без. Во всяком случае, с большой высоты там тоже падают.
А в пространстве между жутким началом, которое впоследствии оказывается не таким уж жутким, и действительно страшным финалом, находится даже немало забавного, вдох-выдох, привыкаем, осваиваемся.
- Черт знает! - сказал Дылда. - Жили себе жили, вдруг приходит человек, ты его и в глаза сто лет не видел, и начинает выслеживать тебя с собакой.
- И бить ложкой по лбу, - добавил Вад.
- Ну? - усомнился Рыжий. - Меня еще никто не бил ложкой по лбу. Я бы ему как ахнул назад.
- Ты не знаешь простых вещей, - сказал я. - Отцов бить нельзя. Отцов надо нежно любить.
- За что?
- Ни за что. Просто так положено.
- А по-моему; с отцом все-таки лучше, - пропищал Малыш и покраснел.
- Почему? - спросил Вад.
- Да так...
- Дурак, - сказал Вад.
- Ты не прав, - вмешался я. - В принципе в каждой семье должен быть отец. Только к нему надо привыкать постепенно, с детства. А так тяжело.
- Отец нужен, - упрямо повторил Малыш и опять покраснел. - Он бы учил всему...
- Чему? Картошку перебирать? - съязвил Вад.
- Что правильно и что неправильно... Вчера я ложку в столовой стянул... Мать сказала, что воровать - грех. А сама с фабрики нитки приносит.

читать дальше
Более оптимистичные поиски гармонии - через поколение, в "Глупой сказке" того же Дубровина - тоже про отца (пожалуй, с нормальной буквы) и сына, брошенного на опеку бабушки с дедушкой...
– Ребенок должен расти чутким и отзывчивым, – говорила Мама. – С ним надо быть ласковым, добрым, удовлетворять все его желания. Тогда и он будет с людьми добрым и отзывчивым.
– Ребенок должен с малых лет привыкать к трудностям, – говорил я. – Чуткость и отзывчивость возникают как результат преодоления трудностей. Только испытанное страдание дает полное понимание всей глубины горя другого человека.

читать дальше

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:44 

Лагерное. Дубль третий. "В час переживания".

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
И, раз уж пошел процесс, то притащу сюда и это. Эта статья появилась в журнале "Крестьянка", когда он составлял весомую долю чтения для моего сердца и разума. Тогда у меня не было никакого представления о дворовых песнях, содержимое того альбома подчас казалось "не стоящим внимания"... Только потом стало известно по опыту, на какое поразительно глубокое чувство можно спеть самые банальные слова-мотивчик. Только потом были и "В нашу гавань заходили корабли", и "Песни нашей коммуналки" Розовского. И с каждым годом мысли возвращались - наверное, потому что здесь не про гранитное и пламенное, а про живое и человеческое. Про историю не из учебника. И про человеческое достоинство - не в качестве профанации.
Хотя там есть весьма неканонические "подлые Катюши".


ДЕВИЧИЙ АЛЬБОМ

Три года назад инженер одного из петрозаводских предприятий побывал в туристической поездке в Чехословакии. В южночешском городке Таборе к нему обратилась пожилая женщина: «У меня есть книга на русском языке. Может, возьмете, она писана от руки».
Полученный подарок оказался и не книгой вовсе, а альбомом молодой украинской девушки Лиды Ивенко (полностью – Лидии Константиновны Ивенко), отражавшим ее жизнь с января 1943-го по июнь 1945-го в немецком лагере, расположенном почти у французской границы, близ местечка Саарбрюккен.
Легко понять, какое потрясение испытал первооткрыватель столь необычного документа. Мы привыкли к стереотипам: на одном полюсе – альбом Анны Керн, на другом – дневник Анны Франк. А тут нечто невиданное: песни и частушки, приметы и гадания, портреты немецких и американских актеров и актрис, открытки с цветочками и голубками... И все это перемежается короткими записями об усталости и тоске по родине, о горьких слезах, проливаемых хозяйкой альбома и ее подругами в «проклятой неметчине».
Я держу в руках толстый гроссбух в черно-сером переплете. Под плотной, изготовленной с немецкой тщательностью обложкой – большие, чуть удлиненные страницы формата «in folio», как называли раньше. Отсюда и пошло слово «фолиант». Нумерация страниц типографская, в конце гроссбуха – алфавитная тетрадка с цветными немецким буквами. Между страницами – огромная, во весь лист промокательная бумага.
читать дальше
Марк Григорьев.

19:44 

Лагерное. Дубль второй. "Человек ли это?"

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А вот "Человек ли это?" Примо Леви, пожалуй, оказался для меня даже чуточку легче. Хотя тоже, разумеется, очень тяжело - про взаимную беспощадность (черт с ними, с охранниками, друг к другу-то!), про выживаемость на грани (а чаще за гранью) потери себя и своей человеческой сущности.
Странная вещь память! Сколько нахожусь в лагере, столько у меня в голове вертятся две строчки стихотворения, написанного когда-то одним моим другом:
…зачем говорить «завтра»,
если «завтра» уже не будет?
Да, здесь это так. Знаете, как будет на лагерном жаргоне «никогда»?
Morgen friih — завтра утром.

Автор задается целью писать не исследование, а живой рассказ от первого лица, полный деталей. А детали - такая штука, они обязательно складываются _разные_ - и трогательные, и душераздирающие, и возвышающие, и даже иногда забавные. Еще здесь есть черный рынок и опять же _разные_ заключенные - вплоть до "серий номеров", когда одна партия прибывает из Греции, а другая из Италии, и это совсем другое дело...
Появившееся сегодня над грязным горизонтом солнце впервые было живым и ясным. И пусть это все то же польское солнце, холодное, белое и далекое, пусть оно не греет, а едва пригревает, но как только его нижний край выплыл из дымки, по нашей бесцветной толпе прокатился восторженный ропот, а сам я, почувствовав проникающее через одежду тепло, понял, что значит поклоняться солнцу.
— Das Schlimmste ist voriiber, — говорит Циглер, расправляя свои острые плечи. — Худшее позади.
Рядом с нами группа греков — несгибаемых евреев из Салоник, воров и обманщиков, жестоких и сплоченных, вызывающих восхищение и ужас, стремящихся выжить любой ценой и беспощадных в борьбе за свою жизнь, тех самых греков, заправляющих на кухнях и в каптерках, которых даже немцы уважают, а поляки боятся. Они третий год здесь, никто лучше них не знает, что такое лагерь. Сейчас они встали в круг, положили руки на плечи друг другу и поют свои нескончаемые протяжные песни.

Самое обнадеживающее для меня - это то, что привязанности в этом повествовании все-таки существуют.
Вплоть до завершающей фразы: "Мы пишем друг другу длинные письма, и надеюсь, когда-нибудь еще встретимся." Хотя, конечно, это автору повезло. А может быть, любой слабенький лучик света значит всё посреди беспросвета.
Альберто вошел в лагерь с высоко поднятой головой и до сих пор невредим и не сломлен. Он раньше всех понял, что в лагере — как на войне: он не пытался искать защитников, не терял времени на бесполезные жалобы и сочувствие к другим, а с первого же дня вступил в бой. Обладая умом и чутьем, он иногда рассчитывает свои действия, иногда нет, но все равно попадает в точку. Во французском он не силен, но схватывает все с полуслова, даже понимает, о чем говорят немцы и поляки. Сам разговаривает только по-итальянски и с помощью жестов, но все его понимают, все ему симпатизируют. Борясь за выживание, он ухитряется оставаться со всеми в дружеских отношениях, знает, кого следует подкупить, кого разжалобить,
от кого держаться подальше, кому продемонстрировать силу. Но при этом (за что я и сегодня вспоминаю его с любовью, как очень близкого и дорогого мне человека) он не испортился. Альберто был и остается для меня примером редкого сочетания силы и доброты; против таких людей оружие зла бессильно.


еще

В пару предыдущему посту - привет окружающим изучающим языки
Перевод Евгения Солоновича.

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:44 

Лагерное. Дубль первый. "Просвещенное сердце".

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ну просто так тоже получилось, в смысле совпало. По наводке Турмалин мне попало "Просвещенное сердце" Бруно Беттельгейма, а по предположительной наводке Милен Фармер - "Человек ли это?" Примо Леви. Книги про одно и то же - про фашистские лагеря - часто соприкасаются, обе не стремятся сосредоточиться на ужасах, а хотят разобраться в механизмах, но книги при этом довольно разные. Тащу сюда много цитат, комментарии в целом излишни. Самое поразительное - чтобы знать все, что узнали авторы, вовсе не обязательно существование ни лагерей, ни фашизма. Человек обойдется и без этого, чтобы делать подобное с человеком - и для этого ему даже не нужны очень экстремальные стимулы. Разве что условия труда в лагере _количественно_ тяжелей, чем на _обычном_ "вредном" рабочем месте, и питание при этом - не скудный выделяемый паек, а то, что может заработать свободный работник свободным трудом (если же этого мало, так не взыщи, сам виноват), и не требуется после работы идти строем и тесниться в бараке, разве что толкаться по пробкам в единственном на час автобусе... Но многое из описанного (во всяком случае, то, что я привожу здесь) при желании распадается по неконцентрированным "частным случаям". За исключением, пожалуй, регламентации всего и вся от и до. Это, пожалуй, все-таки вселяет некоторый оптимизм.
Беттельгейм, получивший до лагеря образование психоаналитика, обнаруживает, что сам психоанализ не очень годится для того, чтобы разобраться в происходящем, но само это желание разобраться - та ниточка, за которую можно уцепиться, чтобы остаться человеком, выжить и сохранить память.
Одна из проблем была в том, что люди, которые согласно психоанализу должны вести себя стойко, зачастую являли не лучшие образцы поведения в ситуации крайнего стресса, и наоборот, те, кто, должны были бы вести поступать низко, являли блестящие примеры мужества и достоинства. Я замечал быстрые изменения не только в поведении, но и личностные перемены — невероятно стремительные и зачастую более радикальные, нежели предполагается по психоаналитической теории. К тому же, хотя лагерная жизнь обусловливала в большей степени изменения в худшую сторону, но были перемены и в лучшую. Таким образом, одна и та же среда могла сформировать радикальные изменения в обе стороны.
Много горького содержания, выводы оптимистичны, хотя, по-моему, не совсем связаны с содержанием. И да, про то, что среда меняет человека. И про то, что внешнее угнетение чуть ли не наименее болезненная из тех проблем, что имеют люди в подобной среде.
В лагере почти полностью отсутствовали те, пусть внешние, проявления вежливости и доброты, которые в обычной жизни делают терпимым даже негативное отношение. Ответы всегда облекались в наиболее грубую форму. Редко слышалось «спасибо», обычно только «идиот», «пошел к черту», «заткнись», а то и хуже, даже при ответе на самый нейтральный вопрос. Люди не упускали любую возможность выплеснуть свое скрытое раздражение и злость, что давало им хоть небольшое облегчение. Если человек еще мог что-то чувствовать, значит, был жив, не уступил всему и всем, еще не стал «мусульманином». Оскорбляя или обижая кого-то, узник доказывал себе, что он еще имеет какое-то значение, способен произвести эффект, пусть даже болезненный. Но таким образом, опять же, делался шаг к сближению с СС.
+ много


Еще очень интересны наблюдения автора за тем, что происходило в это время "на воле" - где не было, разумеется, никакой воли, и как постепенно граждане отдавали остатки свободы Левиафану. Весьма поучительная картина в динамике.
В 1938 году, например, была проведена весьма нашумевшая кампания против так называемых «ворчунов», позволявших себе в кругу своих знакомых критиковать своих начальников или правительство. Кампании против «ворчунов» и слушающих зарубежное радио практически положили начало государственному контролю над поведением человека, нарушили неприкосновенность его дома. Следует, правда, отметить, что еще раньше состоялась акция против нарушителей «расовой чистоты». Она имела целью контроль над наиболее интимными, сексуальными отношениями. Но эта акция была направлена только против немцев, имеющих связи с евреями (неграми и т. д.). Поэтому она коснулась лишь очень небольшой группы граждан. Кампания против гомосексуалистов еще глубже затрагивала личную жизнь человека, однако, из-за резко отрицательного отношения к ним большинства населения, она также задела лишь небольшое число «заинтересованных» лиц. Преследование «ворчунов» резко изменило всю ситуацию. Теперь ни один немец не мог больше чувствовать себя в безопасности в своем доме — акции разрушили неприкосновенность жилища в Германии.

+ не так много, но все равно много
Между прочим, большой кусок исследования посвящен вовсе не лагерям, а современному обществу с его массовой культурой, бездумным обольщением машинами и прочими прелестями технической цивилизации. Многое указано метко, хотя и говорилось многими не раз (ну, я вообще не люблю терминов "массовая культура" и "общество потребления", а особенно не люблю, когда утверждается, что мы живем так, как в истории не живали). Но есть любопытные места:
про теле-детей - у меня со смайликами скоро будет та же фигня.
и напоследок - "ау" всем окружающим танцующим

(переводчик, пожелавший остаться неизвестным в сети, не имеет претензий к ознакомлению с его переводом)

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:43 

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Я обычно здесь не оказываюсь в этот день. Который когда-то был для нас нормальным летним солнцестоянием. И мог бы быть всегда. Но так получилось.
Но могла бы остаться беспросветная ночь навсегда. Просто нашлись люди, которые этого сделать не дали.
Помню. Скорблю.
Сейчас буду оставшуюся на данный момент войну оставлять в этом дне.

21:40 

Ад с абсурдумом

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А читаю - в ту же тему - Пера Лагерквиста, которого помню по "Варавве". Аллегорические рассказки про войну очень показательны и выдержанны :) Чего стоит одна фраза "в пылу атаки обе стороны миновали позиции друг друга, и для того, чтобы продолжить бой, были вынуждены повернуть назад" :lol:
Это из истории про детский крестовый поход, только последовательный и организованный, не то что в какие-то там средние века - детская армия в государстве набирается целенаправленно, все командные должности занимают граждане не старше четырнадцати лет, обучение тоже ведется самими же мальчишками, и когда подворачивается война с маленькой страной, детская армия выходит в поход...

Каждый месяц приносил с собой все новые и все более тяжкие испытания в их до безнадежности изнуряющей жизни. Взрослые солдаты не могли примириться с явно бессмысленными лишениями, и многих охватывала полная апатия. Но дети все воспринимали по-иному. Им вообще легче приноровиться к войне, она им гораздо больше по душе, чем, скажем, взрослым, которые скоро устают воевать. Мальчишек же, судя по всему, такое занятие всегда увлекают, и они не имеют ничего против походного образа жизни. В них гораздо сильнее инстинктивная тяга к первобытным условиям, а кроме того, им очень помогает развитое чувство коллективизма и товарищества. (…) Дети обладали настоящим боевым духом – взрослым было чему у них поучиться. Им было совершенно чуждо проявление малейшей сентиментальности. Война закалила их, превратив в настоящих мужчин. Правда, однажды произошел такой случай. Один несчастный малыш при виде засверкавшей огнями елки разразился громким плачем, за что тут же подвергся насмешкам со стороны своих товарищей: «Что, к мамочке захотел, эх ты, нюня!» Над беднягой издевались весь вечер, и даже более того – все праздники. Как-то раз малыш отошел метров на сто от места расположения войск, и, поскольку его вполне можно было заподозрить в намерении дезертировать, он был схвачен и предан военному трибуналу. Бедняга ничем не мог мотивировать своего поступка, поэтому не оставалось сомнений в его намерениях, и его расстреляли.
читать дальше
(Военный поход малышей. Пер.Н.Кондюриной)
И про "диковинную страну" Либерию, которая осталась как исторический заповедник в прекрасном новом мире, исключительно из-за того, что ее маленькая территория и скудные ресурсы никому оказались не нужны...

Там была толчея белокурых, рыжеволосых и темноволосых людей, - красочное, пестрое зрелище редкостной дикости. Можно было увидеть, как белокурый разговаривает с черноволосым о том о сем и как чернявый мужчина приударяет за роскошной блондинкой, которая ведет себя так, словно собирается ему позволить бог знает что. Это было странно и загадочно. Иногда случалось, что кого-то из туристов начинало от этого мутить, и он выходил на некоторое время, но затем снова возвращался, усаживаясь на свое место, чтобы не упустить необычных ощущений.

Оказалось, что подчас бывало сложно получить действительно верное представление о положении и обстоятельствах, потому что на все вопросы один туземец отвечал по-своему, а если спрашивали другого, то у того была уже иная точка зрения. Доходило до того, что один и тот же человек имел две точки зрения на одну вещь: в начале и в конце разговора. Это производило в высшей степени странное и озадачивающее впечатление.

читать дальше
(«Диковинная страна», пер.Т.Чесноковой)
А что еще читаю, в следующий раз расскажу - и все рекомендованное, разумеется, помню, тем более что теперь у меня электронная книга есть!

@темы: (Про)чтение

21:37 

Между тем у меня тут все еще фашизм...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
В тему просмотрены три фильма, которые значительно больше меня, чтобы можно было рассказать о них что-нибудь путное, зато из них получилась очень внятная итальянская цепочка:
- «Гибель богов» Висконти - в том числе и про то, как легко врасти этому самому фашизму в ткань общества, где и без него все готовы друг друга скушать; ну и про ту самую маму-главное-слово-в-каждой-судьбе, на сей раз чудовище довольно элегантное, и про то, что боевая гвардия, которая тяжелыми шагами, она и даже такая режиму не нужна, а нужны ему униформированные, механизированные и по одной мерке откованные, потому что с механизмом проще управляться;
- «Конформист» Бертолуччи - ужасно интересный для глаз всеми этими геометрическими интерьерами, интересный для ума стратегическими играми (и дамским танго, чего уж там), а одиночество среди толпы (ни в пляс тебе, ни в демонстрацию) даже при желании в ней затеряться - это уж и вовсе "песенка про меня"... хотя у меня никогда не было ни надежды, ни цели, ни даже референтной группы завалященькой - с какой-то стороны, повезло;
- и «Очки в золотой оправе» Монтальдо - житейская история, в которой, за вычетом фашизма, события все равно развертывались бы сходным образом: один другого приметил и полюбил, а другой его выставил напоказ, истощил, ограбил и бросил, но в нормальном обществе жизнь могла бы пойти на новый виток (а этот виток, ИМХО, был предсказуем финалом, но того стоил), в среднестатистическом обществе все кончилось бы так же (потом все узнали, позакрывали окна и двери, и даже собака сбежала), а с плюсом фашизма, как он есть, все эта картина еще и прикрыта плотной крышкой - плюс очень показательный эпизод с каруселью. Все ровно то же самое относится и к героине, выбирающей перспективного нелюбимого перед социально провальным любимым.
А еще там есть Женщина С Биноклем. Та самая, из анекдота. Которой смотреть противно. А в бинокль - еще противнее. А уж если на шкаф залезть...
video.yandex.ru/users/fgpodsobka/view/24/?ncrnd...
:vo:

@темы: Культпоходное

21:36 

Туды ж

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Да здравствуют парикмахеры, и да здравствуют парики!

Все это было бы смешно, ага.

@темы: Записки глюколова

21:36 

А король-то lыsыy!

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Эрл Грей - не помню, когда и не помню, где - навел меня на кирилатицу, и мне тогда еще вспомнилось, что была уже такая (даже более эффективная) фишка - в советском фильме про Джельсомино, и запомнилась мне больше всего фильма :) Так вот, автор сих строк дозрел, чтобы тыкнуть пальцем - вот оно как было... Хотя, наверное, это уж скорее латикирица :)

(а вот фейк далеко не образцовый :) неужели из "Униты"? )
читать дальше

@музыка: Нас господа, да-да-да-да, к обману приучили...

@темы: Записки глюколова

21:29 

К вопросу о маршах

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А зато я вне плана теперь отыграюсь - потому что по милости организаторов "марша миллионов" у меня эта ассоциация из мозгов не выковыриваются. Хотя, разумеется, мероприятия о-очень разные и именно потому, что они такие разные (еще двадцать страниц пессимизма пропущено). Но также к вопросу о том, "где миллиончики-то" - имеет смысл сравнить порядок цифр.
Из Бостона выходит в Вашингтон не так уж много человек – около ста. Это не из-за того, что здесь мало бедняков. Но посудите сами – что значит для бедняка, у которого на руках и семья и дети, бросить все и двинуться к далекому Белому дому? Нет, это очень непросто. Вот почему пастор Абернети, преемник Мартина Лютера Кинга, сказал, что организаторы похода стремятся уменьшить число его участников.
Но родник все-таки взял свое начало. И в пути он будет пополняться и приобретать силу.
Уже в Нью-Йорк – по пути в Вашингтон – из Массачусетса придет не сто, а почти двести человек. А на митинге в Центральном парке будет присутствовать тысяча.
Пастор Абернети, небольшого роста, плотный человек, похожий скорее на добродушного отца дружного семейства (а он и является таким), чем на пламенного трибуна, обращается к собравшимся:
- Они сделают все, чтобы остановить нас!
- Это правда! Это правда, брат! – вторит ему толпа.
- Они сделают все, чтобы вернуть нас назад!
- Это правда! Это правда, брат!
- Они сделают все, чтобы спровоцировать беспорядки. Но мы пойдем на Вашингтон. Мы будем стоять там до тех пор, пока стены нищеты не начнут расти вниз. И это будет нашим последним _мирным_ маршем, нашей последней _мирной_ попыткой помочь беднякам в нашей самой богатой в мире стране. Если же мирный марш не поможет...
- Это правда! Это правда, брат!
читать дальше
(Генрих Боровик. Один год неспокойного солнца).
Я вообще по этой книге периодически сверяюсь, так как строительство капитализма у нас шло прямо по ней и еще по "Незнайке на Луне"
и не без успеха
UPD: меня понесло - занимаюсь аутокомментингом, собираю из того же источника разные акции; сверка часов дает результаты все положительнее

@темы: (Про)чтение

19:48 

herr venus, здравствуйте!

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
22:32 

Искренне порадовало

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

Энэмск - он всегда где-то рядом... ;)

@темы: Записки глюколова

22:32 

Меркантильное

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

Как межзвездный риэлтор в доходе
Я галактики режу ломтями;
Но Земля из цены не выходит —
Шар земной я толкаю локтями (с) Олег Пелипейченко и Наталья Голованова

@темы: Записки глюколова

22:31 

Есть такая традиция в британской авиации...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Чем дольше тянешь резину, тем насыщеннее из нее плетется макраме... Ведь и третий бумажный сборник мне потом попался, под названием «Семь английских пьес». Пока не знаю, буду ли тащить оттуда предисловие – написано оно неплохо, но автор хвалит осборновскую школу, попутно и не очень красиво разнося все, что до нее было. Зато там "Человек на все времена", где отрицательный Томас Кромвель так четко формулирует то, что я давно подозреваю об этой жизни :)
читать дальше
А еще там есть пьеса про то, как ирландские республиканцы захватили английского заложника, запихнули его в свою штаб-квартиру в сомнительном месте, где еще живут активно трудящеся проститутки, а также юноши по имени Принцесса Грейс и Рио-Рита, и стали ждать, когда англичане расстреляют их заложника, чтобы тогда так же поступить с этим; в процессе ожидания спели много песен, выпили много виски, излили друг на друга немало демагогии, у заложника завязался роман со здешней служанкой, потом кто-то вызвал полицию, и заложника в суматохе застрелили - так и не выяснилось, кто это сделал ("Заложник" Брендана Биэна). Some things never change :)
Но я, разумеется, буду заниматься совсем другой пьесой. Про аристократа и интеллигента, который подался в механики ВВС, и про то, как его все офицеры утрамбовывают бросить эту клоунаду и занять положенное ему место, потому что так оно положено А он не хочет в командиры, он хочет в народ. На чем немилосердно палится.

Офицер. Мы же великолепно друг друга понимаем. Что вас останавливает – чувство локтя? Нет. Привязанность? Тоже нет. Вина? Или стыд за страдания ближнего? Сомневаюсь, едва ли вы чувствуете себя в чем-то виноватым. Комплекс неполноценности, ложная скромность? Тоже не то. В вас нет никакого смирения, ни капельки. Нет, Томсон, вы вовсе не стремитесь просветить своих друзей насчет сути вещей, не так уж вы, по-моему, скромны. Тогда в чем же дело? Если все, что я перечислил, не подходит, где же правда? Сказать, а? Власть – вот правда. Что, не так? Там, среди своих, у вас было слишком много конкурентов на власть. Там слишком многие обладали властью. А здесь люди поменьше, здесь все сопляки, сопляки, да, бабье, и среди них вы – король! Король. Самодержавный властелин! Ну, что, не так? Попробуйте опровергнуть меня. Попробуйте! Нет, мы очень хорошо понимаем друг друга. Слишком хорошо, дружище Томсон.
Пип. О господи!
Офицер. «О господи!» Да при чем он тут? Вы что, его сын? Да, и еще вот что. У вас есть еще одна черта, Томсон, она нам тоже известна. Это мания величия. Мы знаем, кем ты себя воображаешь, и поэтому ты пропал, Томсон. Ни один человек не может победить, если его карты раскрыты. Эх ты, народный заступник.
А патамушта британские ВВС уже достали эти фанатские штучки, медом им тут, что ли, намазано? :-D
(Арнольд Уэскер. И ко всему – картошка.(Arnold Wesker. Chips with everything). Перевод М.Марецкой и Д.Шестакова. 1962 год)
но на самом деле все не так, а вот как

@темы: (Про)чтение, Лоуренсоведение

22:30 

И вообще, кажется, я тихо подсаживаюсь на верлибр :)

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А в частности, на Вячеслава Куприянова, обнаруженного в том же сборнике, которого я все-таки выделю как самое яркое впечателение.

в ароматном цветном словаре растений
есть много имен
для нас

лекарь срывающий изучающий
косарь наступающий берегущий
влюбленный ищущий дарящий

в целом мире не понимающий ничего

СУМЕРКИ ТЩЕСЛАВИЯ

Каждую ночь
мертвец
приподнимает гробовую плиту
и проверяет на ощупь:

не стерлось ли
имя на камне?

ОБЪЯВЛЕНИЯ

Завтра
во всех кинотеатрах
нелетная погода,
возможны грозы.
В 13.00
по местному вещанию
будет передаваться
шелест листвы.
По первой программе
цветного телевидения
будет показан
прошлогодний снег.
По многочисленным просьбам читателей
во всех вечерних газетах
будет опубликована
таблица умножения.

ПРИЗЫВ

желтые
черные
белые
кровь у нас у всех
одинаково
красная
хватит
проверять

читать дальше

КАК СТАТЬ ДИКОБРАЗОМ

Вспомни,
что ты еще человек,
и подумай,
как часто не был ты
человеком,
как часто люди
вели себя не как люди,
представь себе,
на что еще человек способен -
и, как только
у тебя встанут волосы дыбом,
считай себя дикобразом
и сразу
просись в Красную книгу.

Как стать жирафом, крокодилом, пингвином и человеком, и много еще чего, включая язык всех - можно узнать вот в этих местах:
www.stihi.ru/2007/07/03-1404
www.letov.ru/Kuprijanow-RusEng-3.html
www.stihi.ru/avtor/kupr&book=107#107

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

Захламленная комната

главная