• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: переводы вольные и невольные (список заголовков)
23:36 

Faiblesse oblige

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Раз уж выпало мне когда-то по слабости к "Поэтическому искусству" Буало притащить его в Сеть, то положу-ка я рядышком еще один примечательный перевод,
даром что в Сети он, в общем-то, уже есть, но в составе обширной книги (и даже, как ни удивительно, недавно переизданной). Примечателен он не только тем, что оказался первым на русском языке, но и тем, что осуществлял его небезызвестный Василий Кириллович Тредиаковский - и, надо сказать, справился если не идеально, то добросовестно. Именно по поводу этого перевода - а точнее, принципа эквилинеарности и эквиритмичности, в нем заданного - гордо прозвучало знаковое для всей переводческой братии "сие подлинно весьма трудно, но сил человеческих не выше".
Признаться, первоначальное мое побуждение "вот, дескать, как оно выглядело в аутентичную (ну, плюс-минус сотня лет) эпоху классицизма" разлетелось в прах. Скорее уж отсюда выводится мораль "вот почему у нас с классицизмом не задалось - язык, сформированный французским классицизмом, уже при Буало довольно близок к современному, а наш улетел от эпохи классицизма так стремительно, что оставил ее в глубоком архиве". Впрочем, особой славы этот труд и у современников не стяжал - оказался, не успев родиться, уже тяжеловатым и слегка запоздавшим: кто мог прочесть на французском, тот давно уже прочел, а кто хотел читать по-русски, к его услугам уже года четыре как была "Эпистола о стихотворстве" Сумарокова, который немало у Буало почерпнул, зато писал уже человеческим понятным языком. Думается, Тредиаковский и взялся за перевод не без оглядки на Сумарокова, чтобы русскоязычные читатели имели в распоряжении источник его скрытых цитат и желательно вместе с ним обвинили в плагиате. Но у него вообще была характерная черта - докапываться до первоисточников, он и в Буало не забывает ставить ссылки на "Науку поэзии" Горация, перевод которой и приложит в том же издании. Он и "Древнюю историю" Ролленя будет переводить, держа перед глазами источники его компиляций, "...ибо как автор почерпал все свое повествование в писателях на тех двух языках, так и я, переводя с французского, не спускал притом с глаз тех же самых источников, а особливо Тита Ливия, Дионисия Галикарнасского и Плутарха, не упоминая других второстатейных (minorum gentium)" (с).
Кстати, поскольку у меня издание ненаучное ;), то цитаты из Горация в сносках, в отличие от издателей, я и привожу в переводе того же автора, чисто ради единства стиля и потому, что переводчику, с разумной погрешностью, в этом вопросе верить можно. Правда, что с него станется Людовика XIV заменить Петром Великим, но правда и то, что он хотя бы сноску сделает: "В подлиннике стоит Лудовик. Я пременил на Петра Великого не для того, что он наш был самодержец, как то и Лудовик XIV — государь же автору, французского народа человеку; но сего, что наш Петр Великий был герой всем больше Лудовика XIV, по мнению и чужестранных народов".
А еще актом личного произвола пришлось поставить пару запятых: зачем

Парадоксально, но мне как читателю-потомку куда легче быть снисходительным: если с самого начала настраиваться на безнадежный архаизм, то слежение за стихом - как наблюдение за идущим по канату (ведь впервые! ведь никакого почти фундамента под ногами! и вообще, приходится объяснять читателю, что такое овал, энергия и дидактичный, плюс беззаветная любовь переводчика к инверсиям); и вот уже в счет идут те моменты, когда этот стих вдруг становится почти близок (и когда Буало шутит, подхватывает его юмор):

Палаты ль иногда ему попались там,
Он пишет мне перед, он водит по верхам:
Здесь ставит он крыльцо, тут сени проходные,
Гульбище и его балясы золотые;
На потолоках он круг числит и овал .
Повсюду там фестон , повсюду астрагал .
Я, чтоб найти конец, вот много пропускаю
И с скуки от него чуть садом убегаю.

читать дальше

Ну и, что греха таить, после тонн пластмассового канцелярита, перерабатываемых мозгом в ходе повседневной жизни, темпераментные выражения предков - немалое удовольствие (ну да, что следующему поколению - отжившее, то грядущим - мимими винтаж :)

Люб на театре мне приятнейший творитель,
Кой, честь свою храня, чтоб чтил его и зритель,
Сладит одним умом, не прекословя с ним.
Но грубый всяк глумник с обиняком своим,
Что скаредством меня забавить токмо хочет,
Пусть на-площадь идет и там, дуря, щекочет
Обставшим холуям негоднейшую старь,
Котору он слыхал сам у святошных харь.

Если учесть, что святошные хари - это вовсе не святоши, а ряженые в масках на святках, и что щекотать - все равно что стрекотать, под конец текста уже почти все понятно :) А еще тут будут отверница, притрава и батавец. Тут вообще чего только нет - есть даже строчка, предвосхищающая традицию "наглядных правил" типа "не сокр."- бессознательно, разумеется, ибо грешен был в этом пункте Василий Кирилыч, и даже изъясняя правило, сам не смог исполнить
...бежать в литерах долг злых скопов, те бессчастны
Зато он задолго до Щепкиной-Куперник рифмует гасконца и солнце! А в одной строчке умудряется передать мысль точнее, чем оба переводчика двадцатого века, увлеченные звонкой рифмой:
читать дальше

И, раз уж дотикивают последние минуты дня, когда есть повод заодно осушить чарочку за переводчика, то без лишних слов не преминем! :beer:
(а лишние слова - несколько попозже)

@темы: Распивочная "У великого человека", Переводы вольные и невольные, (Про)чтение

21:05 

А что у меня еще есть!

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Книжка у меня есть. Леонард Грин написал. Этот человек для истории ценен хотя бы своей запретной дружбой с Лоуренсом... ну, запретной только в том смысле, что оксфордским школьникам нельзя было лазать к оксфордским студентам в общежитие, а Лоуренс, понятное дело, с этим запретом обходился, как и со многими другими. читать дальше
Но меня, собственно, заинтересовали именно "безделки", ибо Десмонд Стюарт, прекрасный в своей дотошности, когда роется в конкретных данных, а не занимается домыслами, дорылся до связей Грина с комьюнити поэтов-уранистов, да и написанное Грином, похоже, читал. Тем более что и Лоуренс вон как положительно отзывается о его вещах (16.02.1910)

читать дальше
До этих вещей 1910 года мне добраться не удалось, а вот сборник 1916 (вроде бы там несколько более ранних эссе) все-таки попался - его, не мудрствуя лукаво, и прилагаю в оригинале.
rusfolder.com/39764764
Занятный сборник - из тех "малозначительных" явлений, которые обычно из давних времен до наших не доходят, а потому ценны тем, что в них отражается время и способы мыслить, характерные для круга автора, не заслоненные дарованием автора. Это ни в коем случае не попытка сказать "плохо пишет" - нормально пишет, куча блоггеров с разделом "мое творчество" так пишет, поэтому как раз для нашего времени с этим делом проблем не будет, а вот на блог эстетствующего студента любопытно посмотреть.
Зато здесь, пожалуй, самое интригующее название из книг Грина - и, оказывается, Dream comrades - это товарищи не по мечтам, а "из мечты", воображаемые друзья, радость шизофреника... в общем, недвусмысленное выдвижение мира фантазий перед реальным, добро пожаловать в Интернет :) И да, это самое "to speak of", как и по всей книге, там настолько непринужденно, что как иначе-то?

Мне думается, что каждый, кто обладает хоть каким-то воображением, создавал когда-нибудь для себя компанию друзей, которые идут рядом с ним, когда он гуляет, особенно в уединенных местах, которые приветствуют его, когда он просыпается, и желают доброй ночи, когда он погружается в сон.
Те, кто был одинок в детстве, скорее, чем другие, заводят воображаемых товарищей. И они никогда не расстанутся с ними. Скорее связь станет глубже, и узы укрепятся с прошествием лет. Ведь это желание товарищества – очень подлинное и жизненно важное: оно исходит от порыва к творчеству и от потребности в любви.
читать дальше
В самом составлении есть какая-то наивная неровность: есть рассказ на десять страниц, а есть вот такое произведение:
"такое" и некоторое другое
Еще там присутствует лытдыбр, то есть природа-погода (и большой процент географических названий в заглавиях) - но осторожнее, очень часто написанное только маскируется этими заглавиями и не имеет с ними ничего общего.
Римский лагерь в Пейнсвике
читать дальше

Реформатор общества
читать дальше

Религия глаз
читать дальше

Том
читать дальше

Ну и самый длинный рассказ в сборнике, про войну не с точки зрения здравого смысла (по мне, так о гнуснейшей черте этого общественного явления как втягиванию в бесконечный круг), но как раз за счет этого характеризует, что происходило в европейских головах как 1914, так и собственно 1916 года. Очень стараюсь не вспоминать, где еще мне встречалась фамилия Рэнсом :) Плюс там начало, да.

Уклонист
«Погиб ранее объявленный пропавшим без вести С.Рэнсом, 2-й лейтенант херфордширского гусарского полка».
Это было простое, холодное объявление в утренней газете. Оно ничего и ни для кого не значило, кроме, может быть, десяти человек в этом многолюдном мире – лишь то, что еще один юноша расплатился своей юностью и всеми ее восторгами, защищая то, что принадлежало ему по праву рождения. Но одним из этих десяти был Джон Парслоу.
Сесил мертв! Это было невозможно: это было немыслимо. Неужели ему никогда больше не лежать на кровати с недовольной гримасой на губах, но с веселым блеском в глазах, и Джон не будет вытаскивать его из постели, чтобы пинками проводить в ванную? Неужели никогда, думал Джон, он больше не схватит меня за плечи, когда я буду писать, сидя за столом, и не окликнет: «Ну-ка, парень, бросай свои дела! Я хочу, чтобы ты со мной поговорил, необщительный старый черт!»
читать дальше
P.S. А в сообщество вытаскиваю Ричардса 36-го года разлива, ибо :)

@темы: Переводы вольные и невольные, Лоуренсоведение, (Про)чтение

20:02 

Обладание

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ну и под конец - сказка вовсе не для детей; чем дальше, тем больше с годами у меня просыпается вкус к посмертиям, а здесь оно такое... с привычной суетой сует, даром что викторианское :-D
плюс глава семьи, сбежавший с гувернанткой



ЛОРА. Марта, почему меня положили в этот противный гроб? Похож на лодку какую-то. Я же говорила, что он должен быть прямоугольным.
МАРТА. Я здесь ни при чем, Лора. Меня там не было. Ты ведь это знаешь.
ЛОРА. Если бы ты приехала, когда я тебя просила, то могла бы проследить за этим.
МАРТА. Ты не сказала мне, что умираешь.
ЛОРА. А что, люди всегда говорят друг другу, что умирают? Они же не знают заранее. Я сказала тебе, что мне нехорошо.
МАРТА. Ты всегда мне это говорила, как только я где-нибудь устраивалась... (Раздраженно). Конечно же, я приехала бы, если бы знала!
ДЖУЛИЯ. Но ведь нам больше не надо углубляться во все это! Разве не лучше принять все как есть?
ЛОРА. Я не люблю, когда игнорируют мои желания. Что сделали с мебелью? ( Марте). Ведь ты знаешь, что я собиралась оставить ее вам двоим, тебе и Эдвину?
МАРТА. Мы собирались отдать ее Белле, чтобы она обставила дом.
ЛОРА. Это не входило в мои намерения. Я хотела, чтобы вы сохранили ее в доме и жили там. Почему вы этого не сделали?
МАРТА (с нарастающим раздражением). Но теперь-то все уже закончилось!
ЛОРА. Эта мебель была не для Арабеллы. Я никогда не любила Арабеллу. Почему Арабелла должна получить мою мебель?
МАРТА. Тогда надо было прислать нам весточку, чтобы для тебя сохранили эту мебель до Судного дня!

Лоренс Хаусмен.Обладание (взгляд в замочную скважину рая)

@темы: Переводы вольные и невольные

19:56 

Гаммелин и его платья

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
19:53 

Благородный кокатрис

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

Беппо стал собирать жухлую траву, хворост и пучки козьей шерсти, чтобы обеспечить себя топливом. На дальней стороне холма стоял разрушенный загон для коз, и, когда Беппо натаскал оттуда досок, у него оказался огромный запас дров. Весь день он работал, как белка, что делает запасы на зиму.
Чем больше росла куча топлива, тем меньше Беппо боялся жить в пещере и все выше вырастал в своем воображении. Сначала он был бедным изгнанником, который ворует овец и прячется от погони; потом он превратился в главаря разбойников; наконец, он стал самим горным королем. «В этой горе множество пещер, - думал он про себя, - и в каждой полным-полно золота. А я – король, и все это принадлежит мне!»
Вечером Беппо зажег костер в дальнем углу пещеры, где его не могли увидеть с улицы, и сел, чтобы в тепле поесть сушеных фиг с хлебом и выпить солоноватой воды. Назавтра он собирался поймать козленка, зажарить его и съесть. Зачем ему возвращаться домой? Дома ему никогда не доводилось поесть козлятины. Должно быть, на улице его уже ждали мальчишки, чтобы снова затеять жестокую игру в повешение. Незачем ему было возвращаться.


Лоренс Хаусмен. Благородный кокатрис. Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

как выглядит кокатрис

@темы: Переводы вольные и невольные

19:51 

Принц и его девять печалей

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
...главное, чтобы конец был оптимистичным, несмотря на кровавый ход событий...

На следующее утро королева спешно послала за фамильной феей и рассказала, что ей снилось. Фея сказала:
- Этот сон может означать лишь одно, и это дурной знак. Жизнь вашего сына окажется под угрозой, когда ему исполнится двадцать лет, и причиной тому будет его молочная сестра; кроме того, она, кажется, собирается стать королевой. Но предоставьте это мне, и я отведу злую судьбу. Ведь если сон приснился вам уже сейчас, значит, судьбе угодно, чтобы ваш сын спасся.
- Делай что хочешь, - сказала королева, - только не губи дочь лесника. Ведь, по крайней мере, сейчас она еще не сделала ничего дурного. Пусть только она окажется далеко, на безопасном расстоянии, и пусть к ней хорошо относятся. Я не хочу, чтобы счастье моего сына выросло на чужой могиле.
- Ничего нет вернее могилы, - ответила фея, - если дело касается судьбы. И все же, мне кажется, я смогу сделать все так, чтобы опасность миновала и чтобы совесть ваша осталась спокойной.


Лоренс Хаусмен. Принц и его девять печалей. Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:49 

Страна лошадок-качалок

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
19:48 

Китайская сказка

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

Скоро ему стало не хватать короткого светлого промежутка между рассветом и приходом учеников. Слишком много времени уходило на то, чтобы спрятать следы своих занятий, вымыть кисти, вытереть досуха плошки из-под краски, которые он использовал, а кроме того, подмести студию и протереть в ней пыль. И так мало времени оставалось, чтобы унять зуд в его пальцах!
Ему пришлось воровать огарки свечей из фонарей, которые ученики приносили темными вечерами. То один, то другой ученик вспоминал, что в его фонаре с прошлого раза еще оставался огарок, и они обвиняли Тики Пу в краже. «Это правда, - признавался тот, - я был голоден и съел его». Ложь его была такой правдоподобной, что ему легко верили и как следует избивали. Тики Пу слышал, как шуршали огарки свечей в складках его рваной одежки, пока его колотили, и часто дрожал от страха, что его запасы обнаружатся. И все же правда так ни разу и не всплыла.


Лоренс Хаусмен. Китайская сказка.Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:43 

Дочь крысолова

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)

А перед домом крысолова забил маленький фонтан с соленой водой, в котором сияла золотая пыль, позолотившая даже чашу фонтана. Когда крысолов увидел это, он стал потирать руки от удовольствия. Ведь он догадался, что вода в фонтане – это слезы его дочери, а золотая пыль была для него знаком, что теперь Ясомея наверняка станет золотой.
Крысолов теперь был самым богатым человеком на свете. Все его ловушки были сделаны из золота. Отправляясь на крысиную охоту, он ехал в раззолоченной карете, которую везли двести сорок отборных, самых крупных крыс. Это была реклама для его дела. Теперь он ловил крыс ради забавы и ради зрелища, но и ради денег тоже. Пусть он и стал таким богачом, но ловить крыс и гоняться за наживой было в его натуре, и без этого он не мог быть счастлив.


Лоренс Хаусмен. Дочь крысолова. Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:41 

Журавлиная сказка

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А еще я теперь умею переводить цапель как журавлей, а луну как солнце - и пока что не раскаиваюсь...

Фамильная фея пришла благословить новорожденную. Когда фея увидела девочку, спящую в колыбельке, то поняла, что у нее уже вдоволь и красоты, и здоровья. Тогда фея пожелала ей любви – ведь что лучше она могла ей предложить? Королева, зная, сколько счастья принесла любовь ей самой, с горячей благодарностью поцеловала добрую фею.
Вдруг на окне появилась черная птица и, примостившись на раме, крикнула:
- А я пожелаю ей любви с первого взгляда! В первое живое существо, на которое она посмотрит, она влюбится без памяти - будь то человек или чудовище, принц или нищий, птица, зверь или насекомое!
И, сказав эти слова, злая фея захлопала черными крыльями. Тогда из всех щелей, из-под кровати, из окон полезли самые безобразные чудовища, какие только есть на свете. Скоро уже они плотной стеной обступили колыбель и тянули к ней шеи, ожидая, когда бедная маленькая принцесса проснется и влюбится с первого взгляда в какое-нибудь из них.

Лоренс Хаусмен. Журавлиная сказка.Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:35 

Две лунные сказки

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А еще обнаружилось, что в юности Лоуренс Т.Э. любил читать Хаусмена, который Лоренс, и который при этом брат Альфреда Эдварда, известного нам по проникновенным стихам о войне и солдатах. Вероятно, "Боги и их создатели", упомянутые у Ричардса, у меня все-таки будут на очереди, а пока что - его сказки, которые меня просто утянули и не отпускали.
Хотя обе сказки, зачем-то переведенные в этом посте, вообще-то принципиально непереводимы, и я когда-нибудь надеюсь научиться принимать это как факт :) Для начала, я не знаю, что делать с именами героев - ведь Nillywill - это явно от willy-nilly, волей-неволей, а имя Hands-pansy имеет явное отношение к рукам и к анютиным глазкам... А вот pansy в том смысле, в каком для российской эстрады выступает голубая луна, пожалуй, придется отставить в сторонку. Ведь когда в Англии всходит голубая луна, у испанских лягушек вырастают волосы, немецкие собаки лают хвостами, русский рак свистит на горе и вообще немало занятных вещей творится в этом мире.
Хотя каким образом Лоуренс умудрился загнать этот контекст в "Чеканку", я при детях даже упоминать не стану, тем более что мне пришлось это переводить как "раз в сто лет"...
А так красивая эскапистская сказка получилась :)


Но вот однажды случилось большое несчастье – Нилливилл пришлось бросить крестьянскую жизнь и снова стать принцессой. Важные взрослые люди пришли к лесу, где она так весело собирала цветы, схватили ее за золотистые волосы, поймали ее за маленькие ножки и унесли ее далеко от Хэнса, во дворец, где никогда она прежде не бывала. Ее унесли в огромный дворец, где со всех сторон были леса, террасы и сады, и она сидела там и плакала. Она говорила, что хочет назад к Хэнсу, хочет вырасти рядом с ним и выйти за него замуж, пусть он был и останется бедным крестьянским сыном.
Те, кто опекал Нилливилл в ее теперешнем высоком положении, мудро советовали ей забыть его.
- Ведь скорее на небе взойдет голубая луна, - говорили они, - чем принцесса выйдет замуж за крестьянского сына!

Лоренс Хаусмен. Голубая луна.Иллюстрация отсюда

И другая сказка - тоже про луну и тоже эскапистская, как половина этого сборника; а здесь переводу отчаянно не поддается противопоставление слов beautiful и true (которое и правда, и подлинность, и истина, и сбыча чего-либо в реальности), причем чувствуется, что это противопоставление так же привычно в оригинале, как "ни уму ни сердцу". Ну и этот самый nonconformist without conscience в черном наряде, который вполне может оказаться не просто нонконформистом, но и кем-то за пределами англиканской церкви. И все равно у меня логика, как у тех галок - мне понравилось, я и тащу :)


После этого, где бы ни появлялся галчонок, все птицы смеялись над ним и преследовали его. Даже соловьи не прислушивались к его соловьиному голосу. Они потешались над его черным нарядом и называли бессовестным сумасбродом. «Все это потому, - думал галчонок, - что Бог никогда не хочет, чтобы прекрасное было истинным».
Однажды какой-то человек увидел этого галчонка и услышал его пение. Тогда человек поймал его, запер в клетку и стал показывать по всему свету. Теперь ему знали цену - толпы людей приходили посмотреть на галчонка и послушать его пение. Его называли Amphabulous Philomel и говорили, что он певец-полукровка. Вот только самому галчонку все это не принесло никакой радости. Вскоре его сделали ручным, как это называется у нас, людей, - то есть подрезали ему крылья. Больше он не мог улететь, даже когда его выпускали из клетки. Он пел, когда ему приказывали петь, а иначе его стегали прутиком.

Лоренс Хаусмен. Лунный удар. Иллюстрация Лоренса Хаусмена.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:03 

Сэр Галахад

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Начинаю потихоньку разгребаться с последствиями ФБ - а точнее, рытья матчасти и чтения текстов в процессе написания текстов собственных (хотя собственного там с такой компилятивностью... м-да ;-) ). Объем планов в этом направлении устрашает даже меня и собирается растянуться на весь следующий год.
Пока что для начала - юмористический рассказ, где есть пустыня, есть военные летчики, есть Мэлори с его рыцарями, и, как ни странно, нет ни одного Лоуренса, разве что в качестве читателя. Но, по свидетельствам современников (Ричардса, во всяком случае), в бытность свою летчиком ВВС он этого автора читать любил.

Пустыня, которая расстилалась перед лагерем, была невыносимо плоской. Солнце поднималось с беспощадной регулярностью, излучало ровное сияние на протяжении многих часов, а затем садилось. Больше не происходило абсолютно ничего. Если бы на небо взошло облачко, его встретили бы радостными криками. Ни одного облачка не появлялось. Песчаную бурю, как бы досадна она ни была, приветствовали бы как перемену. Песок спокойно оставался на месте. Солдаты попытались играть в футбол и забросили игру из-за палящего зноя. Они играли в «дом», пока даже волнение, приносимое этой спокойной игрой, не иссякло. Никаких иных форм развлечений не предполагалось. Не было даже работы, которой можно было бы заняться. Если бы батальон входил в гвардейскую бригаду, то, несомненно, каждый день с утра до вечера на плацу продолжалась бы строевая подготовка, пока люди не научились бы двигаться как детали единой машины. Но это был батальон территориальных войск, и полковник придерживался разумных взглядов на современное военное дело. Ценность строевой подготовки, занятия механического, была, по его мнению, сильно преувеличена. Если бы батальон входил в ирландский полк, то, возможно, состоялось бы несколько интересных драк и были бы изобретены какие-нибудь способы раздобыть виски. Так рядовые избежали бы проклятой монотонности, а офицеры занялись бы гауптвахтами. Но батальон был из английских центральных графств. Рядовые не хотели драться друг с другом, их не снедало непреодолимое желание напиться. Когда заканчивался утренний парад, они лежали в своих палатках и мирно ворчали.
Джордж Бирмингем. Сэр Галахад.
ссылка оригинал;
перевод цитат из «Смерти Артура» - И.Берштейн.

@темы: Переводы вольные и невольные

19:24 

Равновесное

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Мы все большие дураки перед природой. Мы придумываем свои правила и зовем их la nature; мы говорим – она делает то, она делает это. Дураки! Она делает то, что хочет, а нам она делает длинный нос.
(Рэдклифф Холл. Колодец одиночества)

Итак, я закрываю еще одну прореху в своей картине мира, и на другой чашке весов, напротив "Гранатовых джунглей", у меня теперь тут будет "Колодец одиночества" (опционально - колодезь, кому как), знаковый текст первой волны лесбийской литературы. Автор книги - Рэдклифф Холл, "в миру" - Маргерит Рэдклифф-Холл. Оригинал лежит на Гутенберге, здесь лежит мой перевод
fgpodsobka.narod.ru/well.zip
здесь, традиционно, немного имхи с цитатами
А здесь, совершенно не традиционно, лежат картинки - во-первых, взамен комментариев, от которых на сей раз я практически отказываюсь, а кто такой Евгений Сандов, каждый сам найдет (разве что упоминаемые в тексте "индийские клюшки" - это вот так, и их действительно выжимают, а ни во что ими не играют). Во-вторых, английская природа, среди которой родилась героиня, удивительно красива, а остальные места, в которых их там заносит, тоже привлекательны - я не могу это упустить :)

картинки и немножко саундтрека

@темы: Переводы вольные и невольные

16:33 

Акклиматизация

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ну и для полного счастья - еще один текст про давно любимое, и тоже такой, как мне было нужно. *прыгает на месте* Их все-таки послали на один остров, и там есть служба ремонта, но нет бездумного фиксерства! Это трудно и трагично, но это амортизирует трагичность финала у Хаксли. И кстати, авторские персонажи очень выразительные. Вот.

Автор: Wallwalker
Название: Акклиматизация
оригинал
Фэндом: Олдос Хаксли, "О дивный новый мир"
Персонажи: Бернард Маркс, Гельмгольц Уотсон
Категория: джен
Предупреждение: смерть героя по канону
Содержание: их новая жизнь была не такой тяжелой, как боялся Бернард, какой бы странной она ни казалась.
Примечания автора:для clavicular. Спасибо Kastaka за бета-ридинг.
Примечание переводчика: я ужасно люблю перевод Осии Сороки, и все же за столько лет без советской власти, мне кажется, от имени Lenina мы успели уже абстрагироваться больше, чем он.

***


На этом острове всегда холодно. Иногда я удивляюсь, почему Гельмгольц выбрал такое неприветливое место, хотя, когда позволяю себе думать об этом рационально и спокойно – как делал бы он – я способен ухватить ход его мыслей. Я знаю, что в основном это реакция на лондонский комфорт, и что он пытается найти для себя вдохновение в дискомфорте. Я знаю, что сам говорил нечто подобное.
И все же… легко так говорить, отдыхая на диване в собственных апартаментах или пристегнувшись ремнем безопасности в кресле удобного вертоплана с системой кондиционирования. Но не здесь, где качество кондиционера в той квартире, которую мы занимаем, ниже среднего, сидя ночью на стуле, кутаясь в шерстяное одеяло, на удивление прочное, и задаваясь вопросом, сколько еще продлится ночь. Если бы только было хоть немного теплее...
Я пытался, продолжая свой дневник, вести счет дням с тех пор, как прибыл сюда. Одна из тех черт, что больше всего не нравились мне в лондонской жизни – то, что каждый день был, как правило, взаимозаменяем с каждым другим днем, бесконечный поток одинаковых удовольствий, граничащих с банальностью. Но вести счет дням было трудно, в основном потому, что у меня не было причины делать это раньше, а теперь это кажется мне странным и чуждым. Мои попытки вести этот дневник были фрагментарными, лишь несколько отрывистых предложений, примерно раз в два дня, и многие из них не датированы.
Я не ставлю дату на этой записи и не буду ставить на последующих. Может быть, потом я смогу вести счет чуть лучше.
Итак. Что сказать? Вероятно, многое… но не мне это говорить. Мне кажется, это дар Гельмгольца – способность писать обо всем этом, говорить об этом так, чтобы это не было голой информацией. Он это умеет, а я – не очень. Я писал в научные журналы, строго информативно, строго по делу. Но здесь я пишу не как эксперт по человеческому поведению; я не отвечаю экспертам Воспитательных Центров и не делю этот дневник ни с кем, кто мог бы настаивать на аккуратной и полной информации. Я пишу лишь для собственных целей, и почему бы мне не писать так, как подходит мне? Зачем мне беспокоиться, соответствует ли это какому-нибудь утвержденному стандарту полезности или привлекательности?
читать дальше

@темы: Переводы вольные и невольные

16:32 

ты бежишь дальше, чем стреляют пушки

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А еще мироздание послало мне текст про Хардинга. Такой настоящий текст про такого настоящего Хардинга. Справочно: для того, у кого он немало времени болтался на аватарке, а цитата из него - в подписи, это что-нибудь да значит :) В общем, праздник у меня.

Автор:portions_forfox
Название:ты бежишь дальше, чем стреляют пушки
оригинал
Фэндом: Кен Кизи, «Над кукушкиным гнездом»
Рейтинг: R
Отношения: Дейл Хардинг/Рэндл Макмерфи, Дейл Хардинг/Вера Хардинг
Примечания: пара слов – этот фик основан на книге (фильма я даже не видела, не считая трейлера на ютубе), и слегка подпортит финал, и тэдэ и тэпэ; когда я читала, то представляла себе Хардинга, скажем, вот так да, это слегка оптимистично с моей стороны, но, в любом случае, может быть, вы будете чуть меньше обескуражены, если вы представите Николаса Хоулта вместо того, кто там играет Хардинга в этом фильме. Я ограниченная, и мне не стыдно.
Содержание: весь мир находится в лодке, которая никуда не плывет.

И я построю дом внутри тебя
Я заберусь туда через рот
Я нарисую три фигурки на твоем сердце
Одна из них - это я в детстве
Одна из них - это я
Одна из них - это я, когда я смотрю, как ты бежишь
Wolf Parade, You Are A Runner And I Am My Father’s Son


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Ты родился маленьким. У тебя была белая кожа, тонкая, как у фарфоровой куклы, и голова у тебя была криво посажена на шее, склоненная набок, будто ты вечно задаешь вопрос и никогда не получаешь ответа. Это были тяжелые роды - так они это назвали, так это они определили - и у твоей матери было красное лицо, она была потная и усталая, и уже начинала этого младенца немножко ненавидеть, это существо, которое девять месяцев тянуло из нее соки, а теперь отказывалось покидать ее треклятое тело - испуганный, прилипучий маленький мальчик.
Они передали тебя ей, и она вздохнула, она не улыбнулась этой широкой материнской улыбкой, глаза у нее не зажглись, как фонари с золотым ободком, бросающие свет на скулы, как на мостовую, у нее не перехватило горло и не занялся дух, нет. Она вздохнула. Ну вот и все.
Твой отец встал со стула в углу, тяжело прошагал по блестящему навощенному паркету, чтобы увидеть своего сына, густые черные брови над глубоко посаженными глазами, глядевшими на тебя сверху вниз.
- У мальчишки руки женские, - буркнул он. – Педиком будет, ежели видал я в жизни педиков.
И, что безумнее всего, что является вершиной твоей выдающейся пожизненной карьеры ненормального - ты действительно веришь, что можешь вспомнить колыбель в этой больнице, паркет, потолок, медицинскую сестру и ее белый, белый, белый халат.

читать дальше

@темы: Переводы вольные и невольные, Myslash.com

16:32 

В нашем литературном классе все мертвы

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Пока прогрессивное человечество (и я тоже) во Вселенной Вымышленных Персонажей оживляет литературных героев, обитающий здесь бальзец нашел текст про _смерть_ и рад до безобразия. Потому что для бесссмертных персонажей смерть - это не страшно и не навсегда :) Автор вдохновляется школьным курсом литературы, любит персонажей второго, третьего и вообще не видного плана, изящно и весело плетет сети, ну и шампур для этого шашлыка-ассорти нашел в высшей степени правильный. А еще неплохо работает как флэшмоб "что бы почитать" :)
Королевство, ау! Там есть даже ребята с Пьяносы :) Справочно: а у Сам себе королевствоони еще лучше...

Автор: Ember Nickel (primeideal)
Название: В нашем литературном классе все мертвы
оригинал
Категория: джен, пародия
Предупреждение: смерть героев
Содержание: от Куртца до Оконкво, от Иокасты до Гертруды, от Альфреда Швайгена до Альфреда Дж.Пруфрока, смерть – это только начало.

Когда-то (ага! писатель выдает свою врожденную тенденцию видеть время линейным) в далекие времена (вероятно, будучи невежественным жителем Запада, он также не питает уважения к иным традициям повествования) были (такое определенное утверждение существования? наивно и смешно) двое (о-о, похоже на смехотворно поляризованную дихотомию) мужчин (а вот и мужской шовинизм! м-да, автор совершенно безнадежен, если не намекает, что тут происходит, знаете ли, кое-что еще).
МОЖЕТ БЫТЬ, СНИМЕШЬ СВОИ КРИТИЧЕСКИЕ ОЧКИ, И МОЖНО МНЕ УЖЕ ПРОДОЛЖАТЬ РАССКАЗ?
(Прошу прощения).
Когда-то в далекие времена были двое мужчин. Ну ладно, «были» - это, если честно, громко сказано. Однако они были способны двигать сюжет, и этого, на мой взгляд, вполне хватает для существования.
- Где мы есть?
- А мы есть?
- Я не знаю.
- Ты не знаешь?
- Да.
- Тогда существуешь ты.
- Предполагаю.
- А как насчет меня?
- Что насчет тебя?
- Я существую.
- Я допускаю это.
- Ну так где мы есть?
- Здесь.
- А-а. – Гильденстерн огляделся. – А где это – здесь?
читать дальше
Действующие лица в порядке появлениячитать дальше

примечания переводчика

@темы: Переводы вольные и невольные

16:30 

Моцарт. Текст.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Этот пост - в целом лишь приманка для поисковиков, поскольку сам файл лежит в билингве, в Ворде, на подсобке, и вряд ли индексируется. Но по ссылкам в названиях имеет смысл ходить, там в большинстве лежит видео :) Названия некоторых номеров отличаются от того, что в либретто - я ориентируюсь на названия с альбома здесь, и на либретто - там, а там - это вот где:
fgpodsobka.narod.ru/mozart_bud.doc
С моей стороны это, конечно, не акт профессионального труда, а безумная авантюра по раскапыванию смысла в абсолютно незнакомом языке. Разумеется, знай я наперед (перед тем, как приобрести хороший словарь, что тоже было редкостью) , ЧТО представляет собой этот язык, возможно, во мне проснулось бы благоразумие. Хотя... ну как можно было бы устоять перед языком, в котором нет грамматического рода, зато есть куча падежей, включая верхнеприблизительный и превратитеьлный? ;) Мне
досталась порция адреналина, ничего другого я для себя не ищу.
Все это - к тому, что относиться надо с осторожностью, а уж если кто-то настолько компетентен, чтобы что-нибудь здесь поправить - благодарности моей не будет пределов. Потому что старание - это еще не залог точности :) Но старание было...
И еще: запись закрываю от комментариев, потому что подгружать сто страниц, чтобы вести диалог - это жестоко. Если кому-то захочется что-то сказать, очень прошу обратиться в следующий пост. Только вот разрешения на перепост спрашивать не стоит - берите без разрешения :)

читать дальше; продолджение в комментах



 
запись создана: 20.06.2011 в 21:18

@темы: Переводы вольные и невольные

20:10 

lock Доступ к записи ограничен

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Здесь лежит сделанный мною перевод повести "Гранатовые джунгли" Риты Мэй Браун, с которой, по утверждению критиков, когда-то началась "новая волна" лесбийской литературы. Если вы хотите прочесть эту запись, и вы взрослый, сообщите об этом своему компьютеру. Если вы не взрослый, то лучше немного подождать. Порнографии там все равно нет :)

URL
14:38 

"Великое Древо". Лишний раз о переводчиках.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ну вот, опять пошли у меня припадки детства :) Мне не раз пришлось спросить себя, будет ли кому-то интересно это очередное предисловие, но, в конце концов, оно интересно мне, а тут мое пространство :) Я не скажу, что этот человек (Сергей Северцев) заразил меня Востокм (я так и не болею Востоком), но мои понятия о многогранности мира во многом обязаны тому сборнику, о котором идет речь. А этому предисловию не меньше обязан интерес к переводческому труду. И вообще, вот этого все равно мало и дже не очень-то справедливо.


«...Часто спрашиваю себя: с чего началось это синдбадово скитание на Восток, которое длится всю жизнь и которое определило мою поэтическую судьбу? – пишет он в своих автобиографических заметках. – Снова и снова перебираю свои первые детские впечатления, вспоминаю нашу старую, загроможденную книжными шкафами, завешанную темными картинами квартиру на Маросейке, похожую на хрупкую ладью, нагруженную эрудицией и любовью к искусству, с упрямой верой плывшую по волнам беспокойных дней...»
Вот одно из самых ранних воспоминаний: сидя на коленях у матери, мальчик разглядывает раскрытую на столе громадную книгу, «которую нельзя трогать руками», а мать одну за другой раскрывает перед ним большие, многоцветные, глянцевые картинки – пирамиды, диковинные храмы, позолоченные изваяния мудрецов, сидящих скрестив ноги, с полузакрытыми глазами...

«У Тихонова я бывал не часто, - вспоминает он. – В ту пору я еще не научился различать нежность, даже незащищенность и боль под его суровой, насмешливой броней. Зато все чаще наведывался, особенно летом, на переделкинскую дачу к Б.Пастернаку, который всегда был шумен и радушен, хотя и слушал, как я теперь понимаю, только себя, только бессонный гул своего могучего внутреннего моря... Недаром именно в те годы и создавалась его поэма «Волны». Он как-то весь не вмещался в обычные рамки, да и речь его всегда состояла наполовину из метафор – самых неожиданных. Помню, как во время одной из прогулок, энергично вышагивая по дачной аллейке, дочерна загорелый, в светло-голубой рубашке-апаш, он вдруг резко остановился, указывая мне вскинутой рукой, как на внезапное чудо, на темную ель и на склонившуюся к ней головой, пронизанную солнцем березку. И радостно прогудел: «Смотрите-ка, смотрите: совсем как Наль и Дамаянти, правда?.. Но тут же вкось полоснул по моему смущенному лицу огненно-карей, гневной молнией: «Вы что, неужели не читали?..» Помню, вернувшись домой на электричке, я в тот же вечер, до глубокой ночи, всей душой впитывал дивный, завораживающий гекзаметр «индийской повести» Жуковского, которая и сейчас остается одним из самых моих любимых произведений...»

Точность переводов С.Северцева сочетается с его постоянным стремлением к максимальной четкости поэтической формы. Возьмем в качестве примера строки переведенного им изречения великого индийского средневекового поэта и мыслителя Кабира:
Твой рот – кошель, в нем жемчуг – имя Рамы,
лишь перед знатоком его открой.
Коль покупатель мудр, не постоит он
за самою высокою ценой.
В книге Н.Б.Гафуровой «Кабир и его наследие» мы находим научный перевод этого изречения:
Имя Рамы – жемчужина, уста – кошель,
открывай его только перед знатоком.
Если настоящий покупатель найдется,
он купит его за высокую плату.



@темы: Переводы вольные и невольные, Коллекция предисловий, (Про)чтение

14:22 

"Вестибюль мой, вестибюль!"

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
И еще из той же книжки Сергея Львова - немного о трудностях и о труде перевода. В соответствующем возрасте также произвело на меня сильнейшее впечатление :)

Вы часто читаете в газетах: собрался международный конгресс химиков, архитекторов, врачей… А знаете ли вы, какую задачу приходится прежде всего решать тем, кто собирает ученых на такой конгресс? Вот эта задача: как сделать так, чтобы все делегаты и гости понимали друг друга?
А если вовсе не переводить речей?
Тогда из научного совещания получится то самое, о чем рассказывалось в старинной легенде, - вавилонское столпотворение. Каждый толкует на своем языке, никто никого не понимает, а башня не строится, то есть работа не движется.
Решать задачу начинают с того, что ее упрощают.
Выбирают несколько самых распространенных языков и договариваются, чтобы каждый докладчик говорил на одном из них.
Таких языков назначают иногда три, иногда пять, изредка семь.
Задача стала попроще, но она еще совсем не проста.
Как быть дальше? Посадить рядом с каждым делегатом переводчика, чтобы он на ушко нашептывал ему перевод того, что говорят докладчики?...

...Когда вы смотрите дублированный фильм, вы не только видите работу иностранных актеров и не только слышите работу наших актеров, озвучивших этот фильм своими голосами. Вы слышите и видите работу переводчиков.
«Слышим»- это понятно, на экране звучат слова, которые эти переводчики перевели. Но почему же «видим»?
А потому что в кино переводчику недостаточно перевести фразу с иностранного языка на русский. Ему нужно, сохраняя смысл, подобрать такие русские слова для этой фразы, чтобы наш актер успел произнести эти слова, пока на экране будет изображение иностранного актера. И это еще не все! Звуки в словах должны быть подобраны так, чтобы они совпадали с движением губ актера.
Представьте себе, что фильм снят, например, в Финляндии и говорят в нем на финском языке. В финском языке много очень длинных слов. Один герой спрашивает другого: «Кто пробежал по лесу?» А тот ему отвечает финским словом «пальясялькалайнэн»...

@темы: Переводы вольные и невольные

Захламленная комната

главная