Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в мире мудрых мыслей (список заголовков)
22:33 

Из прошлого, дубль бессчетный

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Мироздание пришло ко мне на помощь. Хотелось мне как следует поныть, в том числе по поводу WTF, на вечную тему, какое жуткое все-таки существо homo scribens, ибо вечно хочет недостижимых вещей: а) уединиться и б) сосредоточиться, а следовательно, в) выжечь все в радиусе двух километров вокруг, чтобы не мешало... И как эти желания подрывают то, ради чего указанное homo вообще шкрябает по бумаге. А вот, пожалуйста, вместо нытья как раз подходящие стихи!

Лев Ошанин
БАЛЛАДА О ПОГИБШЕЙ СИМФОНИИ

Из шороха шин по асфальту
Рождалось его сочинение,
Из лепета солнечных окон
И смеха вечерней толпы,
Из голоса городского
И сложного сочленения
Танцующей электрички
И шелестящей тропы.
Он был симфонией полон,
Как склады универмага.
Он кинулся прочь, за город,
В сиреневую страну.
Рояль он не тронет пальцем.
Нужна ему только бумага.
Руки дрожат от счастья —
Сейчас он уйдет в тишину.
читать дальше

Вообще, дорвавшись до Ошанина, начинаю как никогда ощущать отсутствие в "Эоловой арфе" советского сегмента балладного творчества. Для меня там в свое время было открытием, что туда (в арфу) попала "Хороша была Танюша" - а так посмотришь, и связь жанра с криминальной хроникой прослеживается все четче (еще бы - все-таки незаурядные и пограничные ситуации, есть о чем написать). Заодно аргумент на тему "вот рааааньше все были нрааааавственные, а теперь-то..." Непросто все было, в те же послевоенные годы, разные складывались ситуации. А вот про послеродовую депрессию зато не особенно задумывались...

БАЛЛАДА О ЖИЗНИ ЛЕГКОЙ И УДОБНОЙ
читать дальше

БАЛЛАДА О СТАРОМ КУЗНЕЦЕ
читать дальше

БАЛЛАДА ОБ ОДНОЙ ЖЕНИТЬБЕ
читать дальше

БАЛЛАДА О ПРАВОСУДЬЕ
читать дальше

А еще - экстремальный вариант передачи "В мире животных" - тоже, оказывается, не изобретение девяностых, в свое время тоже так могли...

Здесь мир убийства и эротики.
Мы зря зовем их нежно: котики... :gigi:


И вот это очень емкое, про, не побоюсь сказать, Свет и Тьму - по крайней мере, чем ценно для меня то и другое, и почему нельзя, чтобы было всегда одно... хотя последняя строчка, пожалуй, для меня противоположная - и я знаю, что это моя слабость.

ДЕНЬ
Северный жался ко мне олень.
Годы летели прочь.
Я видел в жизни вечный день
И видел вечную ночь.
читать дальше

А "романы в балладах" об Александре Македонском и Авиценне положу-ка я на подсобку, а то в очередной раз обидно, что нигде они не собраны в Сети... а иной раз пробирают внутри прямо как "След колесницы".

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:48 

Беспорядочное ретро. Бонус.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А чтобы не думали, что в моем детстве было только все предыдущее, вот книга, которая, думается, осталась в подкорке у многих - и это замечательно. Это те самые "Морские сказки" болгарского издания, рассортированные по морям, теплым и холодным, с поразительными и своеобразными иллюстрациями, с кучей народных сказок и авторскими историями про кильку в чужом море, про то, как океан влюбился в луну и как Атлантический океан в беде протягивает Ледовитому Гольфстрим, с морем, которое заманивает вдаль, служит дорогой и преградой, забирает то, чего на земле не знаешь, и выбрасывает свои волшебные дары, и до конца жизни уже шумит в ушах. А еще там есть мельница, которая мелет девушек и эль :)
Том первый: yadi.sk/i/_JxeA_fQbM8xE
Том второй: yadi.sk/i/vUnlKndbbM95g
(качество оставляет желать лучшего, как и использованные технические средства, зато коммерческой ценности уж точно не имеет :) )
Совсем уж в качестве бонуса есть повод выучить болгарский язык -
chitanka.info/book/4426-morski-prikazki-ot-tsja...

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:48 

Беспорядочное ретро, дубль пятый. Николай Энтелис.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ну, уж эту фамилию под занавес не вспомнить было трудно - мало того, что сама по себе приметная, но очень уж регулярно встречалась она в том же "Крокодиле" и даже в "Правде", знаменуя, что снайпер отечественного каламбура все еще остается на своем посту и готов зарядить прицельным четверостишием в актуального на данный момент внешнего противника. Говорю практически без иронии - от этого постоянства как-то теплело на душе.

Генерал сеньор Дурасо
Запустил ручищу в кассо,
Много песо прикармасо
И в итоге удирасо.
Но с завистливой гримасо
Шепчет полицейских массо:
«Ловко всех он одурасо,
Нет, Дурасо – не дурасо!»

И только сейчас мне стало известно, что у этого человека, который всю жизнь публиковал четверостишия, оказывается, было отличное "долгое дыхание", что ему так удавались пространное, цикличное и ритмичное (справочно: указанные параметры оказывают на меня воздействие, близкое к наркотическому); ... что на тех же навыках, которые наработаны в коротких каламбурах, он умеет изящно разворачивать эту складную картинку, по форме почти идеальную, вплоть до бесконечности и всеохватной международности (я в курсе про основную логическую ошибку в общем посыле и про то, что равные возможности не равны равной реальности; автор, думаю, тоже был в курсе; и у меня, и у автора речь идет о мифологических конструктах)

НЕВОЗМОЖНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
На рождество есть гуся может Пит,
На рождество есть гуся может Том,
Но Пит, солидный гусь, на пир спешит,
А Том с семьей в приют спешат гуськом.

Уснуть в роскошной спальне может Боб,
Уснуть в роскошной спальне может Джек,
Но есть у Боба новый небоскреб,
А Джек не наскребет и на ночлег.

читать дальше

и так далее, включая внутренние темы

Окончательно меня добили прозаические рассказы. Даже жаль, что они не попадались мне в те времена, когда читаны были груды подобных сборников в доступных мне библиотеках - многое мне бы успело понравиться раньше. Вот этот выдержанный "рассказ О.Генри" - однозначно...

НАЖАТЬ НА КЛАВИШИ
За квартирой профессора Ольхонского Кривой Зуб наблюдал несколько дней. Он установил, что хозяева в отъезде, а в квартире никто не живет.
И однажды безлунной ночью Кривой Зуб решился. В третьем часу он пешком поднялся на одиннадцатый этаж и, осмотревшись, вложил отмычку сначала в один замок, затем и во второй. Через несколько секунд, плавно притворив открытую дверь, Кривой Зуб очутился в квартире.
Было тихо. За окном большой комнаты горела маленькая хрупкая звездочка. Кривой Зуб плотно задернул штору и зажег фонарик.
Первое, что он увидел, был массивный круглый стол, покрытый зеленой в разводах скатертью. На столе стояли бутылка армянского коньяка, вино «Мукузани» и «Ессентуки № 17». Вокруг бутылок лежали пакетики плавленого сыра, коробка с хрустящими хлебцами, полдюжины банок мясных и рыбных консервов. У края стола находилась красная фарфоровая тарелка, рядом с которой были положены нож, вилка, консервная открывалка и штопор. Не забыты были хрен и горчица…
- Вот так клюква! – крякнул Кривой Зуб. – К чему бы это?
читать дальше

читать дальше

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:44 

Беспорядочное ретро, дубль четвертый, два. "Крокодил", проза

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Чисто за компанию - не могу удержаться и не показать, как, оказывается, люди могли :) И цифровую пьесу, например, могли, и во времени прошвырнуться, и даже вот такой трепетный киберброманс могли...

Евгений Дубровин
ЗЕЛЕНЫЙ КОСТЯ И СТАЛЬНОЙ СТАС
(хроника одной дружбы)

Они давно уже дружили: человек Костя, прозванный за молодость и доверчивость Зеленым, и токарный станок Стальной Стас. Дружили так крепко, что научились разговаривать.
- Ну, я пошел. – Костя провел рукой по гладкому широкому плечу друга. – Сегодня пятница. Можно пораньше.
- Ты смотри не... – Стас вздрогнул сильным, горячим телом.
- Ну что ты, - смутился Костя. – Вечером – театр. Завтра – поезд «Здоровье», а послезавтра сыну надо скворечник смастерить. У нас на газоне скворцы поселились.
У проходной на Костю надвинулись двое, одетые далеко не как на дипломатический прием.
- Ну? – спросил один с лицом, будто сошедшим с плохо сохранившейся доисторической монеты.
- Мы ведь тебе нужны? – вкрадчиво расшифровал товарищ, дошедший до наших дней в несколько лучшем виде, и нежно, но цепко взял Костю за рукав.
читать дальше

Евг.Обухов
ГВОЗДИ
(документы, обнаруженные не археологами)

ПЕТИЦИЯ
«Как мы есть плотники Вахрамеевы, миром и по твоему наказу подряженные на строительство новаго собора, соблаговоли, царь-батюшка, повелеть выдать на сие строительное дело 5 (пять) пудов гвоздей каленых».

РЕЗОЛЮЦИЯ
«Эвон, карман расхлабенили! Сроду к царю не ходили с такими-то запросами. Небось, хватит с них и 2 пудов. Пущай дьяк грамоту-то ихову перепишет, как подобает. Боярин Покровский».

читать дальше

Георгий Москвин
ТРОФЕИ ИЗ ИСТОРИИ
(Листки ненайденного дневника)
7 сентября. Я пишу эти строки в трезвом уме и здравой памяти, так как чувствую, что все это добром не кончится. Дело в том, что я работаю на фабрике по изготовлению машин времени мастером в цехе сверхточных деталей. Мы уже приступили к серийному выпуску.
Сегодня после работы я зашел к своему напарнику Вите Иванякину. Я постучался, никто не ответил, но дверь была открыта, и я вошел. Из коридора мне показалось, что Витя стоит посреди комнаты. Пройдя в комнату, я понял, что ошибся, - никого не было. Я сел в кресло и вдруг увидел, что из воздуха материализуется мой коллега. В одной руке он держал череп, по-видимому, лошадиный, в другой – дохлую змею. читать дальше

Валентин Красногоров
СТО СЕМЬ
Производственно-лирическая драма в 2-х действиях

Стало банальным утверждение, что хороший режиссер может поставить в театре телефонную книгу или даже учебник арифметики. Но разговоры разговорами, а до сих пор не было спектакля подобного типа. Это и побудило автора создать небольшую «цифровую» пьесу.

Действующие лица:
ЕГОРОВ – начальник цеха
ГАЛИНА – экономист
РАБОЧИЕ

Действие первое
Крупный цех современного предприятия. На стене – график с ломаной кривой выполнения плана. За одним столом у телефона сидит ЕГОРОВ, за другим – ГАЛИНА. В глубины сцены несколько рабочих на большом карусельном станке играют в домино.
ЕГОРОВ (надрывно кричит в телефон). Восьмая!.. Восьмая!..
ГАЛИНА (крутит ручку арифмометра, подсчитывая выполнение плана). Два, двенадцать, тридцать шесть, восемьдесят три...
ЕГОРОВ. Восьмая!.. (Обрадованно). Восьмая?.. (Швыряет трубку).
ПЕРВЫЙ РАБОЧИЙ. Шесть-шесть.
ВТОРОЙ РАБОЧИЙ. Шесть-четыре.
читать дальше

Мих. Казовский
СТЫДНО СКАЗАТЬ!..
(Монолог)
Вам? Два стакана сока? Какого? Что значит «который покрепче»? Здесь безалкогольный бар, гражданин. Мало ли что раньше было. Тут, говорят, до войны еще баня была. Что ж вы теперь – мочалку спрашивать станете? И не подмигивайте в мою сторону. Я с июня на эти чуждые нам жесты не реагирую. Следующий!..
читать дальше

Виктор Гречанинов
ЗЕРКАЛО
Он сидел и смотрел в зеркало. А из зеркала на него смотрел мужчина, который в последнее время ему не очень нравился. У этого мужчины рос третий подбородок, цвет лица был так себе. И вообще был он не первой молодости. И не второй.
«Эх, - вздохнул он, - скинуть бы годков эдак... – и задумался: - А сколько скинуть-то? Начинать с самого начала - не очень-то интересно: пеленки, манная каша, агу-агу-агушеньки – скучища. А позже? А позже – палочки, кружочки, таблица умножения, «жи-ши» с буквой «и». И иметь дело с Зинкой-ябедой. читать дальше

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:40 

Беспорядочное ретро, дубль третий. "Кто сеет ветер..."

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
В свою очередь, затянувшийся и непредсказуемый процесс поиска предыдущего поста принес мне еще и вот эту книжицу. Здесь Вл.Дыховичный и М.Слободской в основном занимаются развитием послевоенных тем насчет оккупации мира американцами, но иногда доходят до жутковатых вещей - и материал оказывается проекцей на зарубежные слоганы того, что, очевидно, до дрожи знакомо по внутренней действительности, проходящей мимо информационного поля. Очень поучительный пример того, что черный и белый миф - стороны одной монеты. (Впрочем, думается, эта монета ходила и ходит по всему миру в качестве твердой валюты...)

(здесь должна быть лесенка, но дайри ее рубит, и я не знаю, как это обойти)


СТУЧАТ…

Стучат?..
Стучат…
Который час?.. Седьмой…
Рассвет…
Стучат…
И будто свет померк…
Вчера – сосед…
На этот раз – за мной.
Стучат…
За что?..
Я только бедный клерк!..
Стучат…
За то ль, что я сказал жене…
Вчера в метро…
что мне страшна война?
Стучат…
Шпики…
Они стучат ко мне…
Но кто им сообщил?
Жена?..
Жена!
читать дальше

СОВЕРШЕННО СВОБОДНО!
(Американская песенка)

Кто сказал, что в Америке рабство?
Кто наврал, что невольники есть?
Нет, ребята, мы знаем, что братство
Совершенно свободное здесь.

Помогал нам наш строй благородный,
Наградил нас свободной судьбой:
Были мы совершенно свободны
С юных лет от работы любой.

Мы бродяжили, мерили мили.
Нужен отдых – и нас потому
Совершенно свободно судили
И сюда посадили, в тюрьму.

читать дальше

А уж это - песня нескончаемая, интернациональная, вневременная и, похоже, вечная...

НЕИЗВЕСТНО ЗА ЧТО

- Кто ведет меня на смерть сегодня?
- Твой капрал, паренек, твой капрал!
- А капралов кто шлет в преисподню?
- Генерал, паренек, генерал!

- Генерала кто гонит в походы?
Капитал, паренек, капитал!
Он давно от походов доходы
Рассчитал, паренек, рассчитал!

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:35 

Беспорядочное ретро, дубль второй. "Наши мишени".

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
И вот на фоне успеха предыдущих поисков взбрело мне поискать еще одну книгу, эту вот, которая периодически дразнила меня обрывками, засевшими в памяти - и полным отсутствием в таковой указаний на авторов и источники. Пришлось основательно побегать и перелопатить массу не относящегося к делу материала, но упорство принесло свои плоды :) Теперь, возможно, кто-то найдет свой аналогичный обрывок...
А написано-то многое хорошо; разумеется, большинство парадигм за прошедшее время сменилось - но занятно наблюдать, например, что штампы о загнивающем буржуазном Западе ложатся на актуальную отечественную реальность как влитые (и это понятно - мы практически по этим "учебникам" и строили собственный капитализм; но загнивающий Запад в советском информационном поле был вообще отдельным мифологическим островом, на котором наше коллективное подсознание спокойно разводило свои кинки :) )

Владимир Иванов
С АМЕРИКАНСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

О счастье речь сейчас пойдет,
Но не о светлом и румяном,
А о тщедушном, что живет
У мистеров за океаном.

Джим Хиббс окончил институт.
Вздыхал он: «Где работать буду?»
Грустил. А счастье – тут как тут:
В харчевню взяли мыть посуду.
Ну что же! Кормят. И тепло.
Нашел он в жизни применение.
Чертовски Джиму повезло –
С американской точки зрения!

читать дальше

читать дальше

Борис Тимофеев
ВОРОН И ЕЖ
В своем гнезде, как вакса черен,
Смотрел на Вороненка нежно Ворон.
Внизу, с клубком иголок схож,
Своим Еженком любовался Еж…
Для этого он даже сел на кочку,
А Ворон сел удобней на суку…
«Мой гладенький!..» - Еж говорил сыночку,
«Мой беленький!..» - так Ворон пел сынку…
И у людей подобное мы встретим,
Когда родители дают оценку детям…

читать дальше

И эх, какая душевная там песенка - когда никто не слышит, периодически ее пою на сочиненный тогда же мотивчик :)

Глеб Семенов
ПЕСЕНКА О БУДИЛЬНИКАХ
Заря в поднебесье широком.
Безлюдные улицы спят.
Из настежь распахнутых окон
будильники громко звенят.
То хором, то в одиночку –
на разные голоса:
«Поспали, товарищи, ночку –
вставайте, даем полчаса».

Голосят петухи городские –
заливаются наши будильники.
Оставишь дремоту,
подавишь зевоту, -
не хочешь,
да вскочишь, как миленький!

читать дальше

А вот это не читать без вот этого; а лучше найти книгу "А се грехи злые, смертные", и там прочесть последнюю статью (И.С.Слепцовой), она крайне любопытна - вот этот механизм меня заинтересовал даже в таком идиллическом виде

Леонид Хаустов
Собрались. И вправо-влево
Закружился хоровод.
Ждут, как водится, запевок.
Кто ж тут первым запоет?

читать дальше

Бонусом - выразительнейшая графика В.Гальбы, которую я просто не могу прятать от людей...
yadi.sk/d/zI5sYyhybJL9Q

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

00:34 

Беспорядочное ретро, дубль первый. Алексей Малин.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Вот бывает же так - знаешь человека по его делам и совершенно не помнишь по имени-фамилии... особенно это касается тех, чьи книги (ра)скрашивают наше детство. И среди многих подобных случаях, хотя и несколько лет спустя, ускользнуло от меня имя автора, чьи стихи все эти годы уверенно в памяти хранились и даже напевались (что, по-моему, показатель качества) - и каждый год безнадежно искались в Сети, а нашлись только вот сейчас (и опять куда-то пропали). Звали его Алексей Малин, жил он себе в городе Симферополе, периодически публиковал скромные сборнички сатиры и юмора, а иногда отмечаясь в "Крокодиле" - и, по-моему, не уступал при этом по мастерству тем, кто был на слуху у всех. Мне у него комфортно - он, прежде всего, добрый (не к изображаемым недостаткам, а в подспудно утверждаемой вере в то, что мы еще все возьмем и сделаем как надо), владеет стихом и содержанием, умеет писать просто, но подчас вызывает у меня мурашки финальной фразой, умеет формулировать так, чтобы приподниматься над конкретикой (справочно: я отдаю предпочтение "сатире на нравы", потому что "сатира на лица" вместе с лицами постепенно теряется в дымке времени - а нравы, они всегда нравы, и когда даже собственное лицо начинает опасно вписываться в обозначенную автором рамочку, иногда хорошо сказанная фраза может кое от чего удержать). И он вежливый, а подчас изящный - начиная даже с таких вот мелочей:

Живет себе создание
Без проблесков сознания
И мнит себя создание
Вершиной мироздания!

Ах, сколько бурь в его стакане –
Как в настоящем океане!
Хоть океан не Ледовитый,
Зато на редкость ядовитый.

Он Утюгом довольно старым был,
Но юности дарил свое внимание,
Он гладить юбочки короткие любил
И от короткого скончался замыкания.

читать дальше

УНИВЕРСАЛЬНАЯ ФОРМУЛА
Где нелегко, где надо силы
За общий отдавать успех,
Глядит он вяло и уныло:
- А что, мне надо больше всех?..
Но там, где пахнет пирогами,
Где больше выгод и утех,
Гребет руками и ногами:
- А? Что? Мне надо больше всех!!!

СТРОГИЙ ВОЛК
Услышал Волк:
Лиса ворует Кур.
Распорядился –
И Лису к нему прислали.
Так Волк был зол,
Так был он хмур,
Что у воровки лапы задрожали.
Поднялся Волк, глазищами сверкая,
И зарычал (деревья затряслись!):
- Брось воровать, такая-рассякая!
Добавил тише:
- Или поделись!

БАРБОСОВ СЫН
Сынка
Щенка
Учил один Барбос:
- Зубастей будь! Рычи! На всех бросайся!
Облаивать любого не стесняйся,
Веди себя, как настоящий Пес!
Шло время, и Щенок подрос,
Псом сделался свирепым, здоровенным,
Участником скандалов неизменным
И первым в том районе наглецом
(На цепь уже сажать его хотели).
Тут как-то случай свел его с отцом.
Хватил сынок отца – аж клочья полетели…
Хромая и визжа, поплелся в суд Барбос.
Кого ж судить?
Вот в чем вопрос!

читать дальше

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

20:56 

...он гербаризировал с таким страстным увлечением...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
"Мученики науки" Гастона Тиссандье - книга, которая мне все-таки не примерещилась однажды в библиотеке... Вообще-то она издана была в России в 1885 году, но в 1995-м, ура, ее переиздали, в новой орфографии, но с сохранением тогдашнего своеобразия, стиля переводчика и гравюр. Подозреваю, что книга весьма и весьма знаковая - не только потому, что Замятин на нее ссылается, и даже не только из-за того незабвенного ваганта, что покинул отчий дом. А потому что оно писалось на той волне, которая успела докатиться аж до моих ранних лет - что научный прогресс не только возможен, но и полезен, что труд дает смысл не только тому, кто пользуется, но и тому, кто трудится, что научные подвиги почетнее военных, а научные искания интереснее развлечений, а смысл приоритетнее безопасности, а трудности - это ура и возможность победы, а яблочки пусть потомки едят, не жалко, а сгореть на костре инквизиции - нормальный такой итог судьбы... И здесь все это - не только по фактическому наполнению, но и по очень узнаваемой мифологии и риторике (чего стоит фраза о Кампанелле "в течение десяти лет он разъезжал по Италии, стараясь всюду подорвать авторитет Аристотеля" :) ) Что-то созвучное с этим мироощущением для меня лежит, например, вот здесь у Лесника под морем (разве что безотносительно страны и века). Хотя, разумеется, участь всех религий... ну ладно, всех идей... в общем, сложная у них участь на этой грешной земле, вечно или вырулят куда-то не туда, или используются для чего-то не для того. Но удивительно понимать (и вспоминать), что были времена, когда все описанные печальные истории не расхолаживали, а зажигали - потому что очень уж конкретные истории со всеми тихими ужасами бытового неустройства, когда из-за твоих "дурацких выдумок" голодают и нищенствуют люди, которые от тебя зависят, а пользуются результатами благодарные (или нет) потомки...) Не ручаюсь, что современная история подтвердит все упоминаемые случаи (и уж тем более истинные чувства участников в процессе) - но знаете, автору как-то веришь. Особенно когда он упоминает, как с героями одного из эпизодов лично летал на воздушном шаре, причем только один и уцелел по итогам полета...
Из предисловия:
С самого детства нам толкуют о завоевателях, которым народы обязаны всеми ужасами войны, и в то же время ничего не говорят о скромных тружениках, обеспечивающих обществам возможность пользоваться материальными и духовными благами. Мы хорошо знаем, что Ксеркс сжег Афины, что Помпей и Цезарь пролили моря крови на полях Фарсала; но нам почти ничего неизвестно о жизни Эвклида или Архимеда, открытия которых еще до сих пор встречают так много полезных приложений в повседневной жизни. читать дальше
Ну и закончим с патетической частью - на самом деле там вовсе не лекции, а истории из жизни - помимо общеизвестных историй, куча всяких занятных эпизодов, которые были мне неизвестны, а зря - так что авось кому тоже будут занятны :)
В ту самую минуту, когда Филибер Коммерсон собирался уезжать, молодой слуга Баре, по прозванию Боннфуа (чистосердечный), неотлучно бывший при нем в течение двух лет и несколько ознакомившийся с его растениями и гербариями, стал умолять его взять его с собой. Коммерсон долго колебался, но наконец согласился. Год спустя, на Таити, Баре-Боннфуа, пользовавшийся, несмотря на свою сдержанность, общей любовью на корабле, встретился с туземцами, которые вдруг закричали: «Это женщина!» Баре-Боннфуа убежал, но случившееся дошло до ушей Бугэнвилля и тогда слуга, или, вернее, служанка Коммерсона принуждена была сказать истину:
- Я знала, - оправдывалась она, - каким опасностям я подвергала себя; но я – сирота и полюбила науку.
Баре-Боннфуа осталась верным слугою. Ее простили. Она продолжала исполнять обязанности ассистента при Коммерсоне, который выказал уважение к ней, посвятив ей новое растение под именем баретии: «Образ Дианы колчаноносицы, говорил он о ней, и мудрой и строгой Минервы!»

Плюс отдельные гравюры - большинство вполне нормально, но я привычно сосредоточиваюсь на странном - во многом непонятно, как это можно было так, но зато очень уж характерно :)

читать дальше

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

19:27 

А они буквально напросились в отдельный пост...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
И теперь довольно часто, ожидая на станциях раненых, она безошибочно видела фигуры – безошибочно, с первого взгляда, она выделяла их из толпы, как будто инстинктивно. Словно набравшись смелости на фоне ужасов войны, многие даже из таких, как Стивен, выползли на свет из своих нор, вышли на дневной свет и предстали перед своей страной: «Что ж, вот я – примешь ты меня или отвергнешь?» И Англия приняла их, не задавая вопросов: они были сильными и умелыми, они могли занять место мужчин, они могли быть организаторами, если бы их способностям дали развернуться. Англия сказала: «Большое спасибо. Вы – то, что как раз нам нужно… в данный момент».
Итак, рядом с более удачливыми женщинами работала мисс Смит, что разводила в деревне собак; или мисс Олифант, что отроду ничего не разводила, кроме тяжелого груза комплексов; или мисс Тринг, что жила вместе с милой подругой на скромной окраине Челси. Признаться, у них у всех была одна большая слабость, слабость к униформе – но почему бы нет? Хороший работник достоин своего солдатского ремня. И потом, у них были далеко не слабые нервы, пульс их бился ровно во время самых жестоких бомбежек, ведь не бомбы тревожат нервы инверта, а скорее молчаливая безмолвная бомбардировка со стороны благонамеренных людей.
Но теперь даже по-настоящему милые женщины, те, что носили заколки в волосах, часто находили полезными своих менее ортодоксальных сестер. «Мисс Смит, заведите мне, пожалуйста, машину – двигатель так замерз, что я не могу заставить его работать». «Мисс Олифант, взгляните, пожалуйста, на эти счета – я так плохо управляюсь с цифрами». «Мисс Тринг, можно на время взять у вас шинель? Сегодня утром в кабинете просто арктический мороз!»
Не то чтобы эти женщины, всецело женственные, были меньше достойны похвал; может быть, даже больше, ведь они отдавали все, что могли, ничем не ограниченные – им не надо было смывать с себя никакого клейма на войне, им не было нужды защищать свое право на уважение. Они благородно откликнулись на зов своей страны, и пусть Англия этого не забудет. Но другие, те, которые тоже отдали все, что могли – пусть их не забудут тоже. Возможно, они выглядели несколько странно, а некоторые так наверняка, и все же на них редко глазели на улицах, хотя они шли довольно широким шагом – может быть, от застенчивости, а может быть, от смущенного желания заявить о себе, ведь часто это одно и то же. Они были частью вселенского потрясения, и потому их принимали. И, хотя на их солдатских ремнях не было мечей, на их шляпах и фуражках не было уставных кокард, в эти страшные годы был сформирован тот батальон, который никогда потом не был расформирован полностью. Война и смерть дали им право на жизнь, и жизнь казалась им сладкой, такой сладкой. Позже придут горечь и разочарование, но никогда больше эти женщины не согласятся отступить в тень, в свои углы и норы. Они нашли себя – так водоворот войны принес с собой внезапную месть.
(Рэдклифф Холл. Колодец одиночества)

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

19:24 

Опять про фашистов, что ж ты будешь делать...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Еще попалась книга А.В.Васильченко. Прожектор доктора Геббельса. Кинематограф Третьего рейха.
Блин горелый, ну что ж за вечные истории...

В большинстве кинолент Третьего рейха не было ни вскинутых правых рук, ни свастик, ни громогласных возгласов «Хайль». Собственно, многие из зрителей полагали, что они смотрели старое доброе кино. Немецкий кинематограф тех лет пытался избежать реалистичного изображения жизни, зрителю предлагалась некая идиллия, некая идеализированная картинка. Геббельс пытался показать, что «национальная революция» закончена, а потому предпочитал методы косвенной пропаганды.

В «Возвращении» есть сцена погрома, устроенного поляками, которая концентрирует в себе большую часть нацистской идеологии военных лет в течение всего лишь каких-то трех минут. Поляки грабят и поджигают немецкий фольварк. Они носятся вокруг, как обезумевшие животные, а один ужасный «недочеловек» срывает с груди испуганной немецкой женщины цепочку со свастикой, рыча при этом от восторга. Нацисты еще раз спроецировали свои собственные преступления на своих жертв.

Кинотеатры, наряду с бункерами и бомбоубежищами, превратились в укрытие немецкого гражданского населения. Чем безнадежнее становилось положение на фронтах, тем большую популярность приобретали новые фильмы. Они не только позволяли перенестись в далекие, мирные южные страны, но увидеть счастливый финал. Не удивительно, что половина из снятых в годы национал-социалистической диктатуры фильмов были комедиями и популярными фильмами. (...) Немцы попались на уловку, они психологически стали подменять действительность иллюзорным миром. Мир за стенами кинотеатра был чуждым, нереальным, их родной, настоящий мир был в кадрах веселого кино. Почти никто не обращал внимания на то, что многие сцены в комедиях были слишком идеальными, почти пасторальными. В итоге, по мере того как приближалось военное поражение Германии, все меньше на экранах мелькали реалистичные ленты. Немцы бежали от действительности 1944 года. Они панически боялись узреть и осознать ее. Никто не хотел видеть, как, например, в «Великой свободе № 7», разрушенные бомбардировками здания Гамбурга. Рядовой немец мог это увидеть в любом городе – достаточно было выйти из кинотеатра на улицу.

про критику по нотам

про женскую долю

про женскую ролю. и про мужскую тоже.

про тех, кого женщины не любят

про быт и демографию

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

18:05 

А оказывается...

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
... как интересно Козинцев пишет о Шекспире (по-моему, даже интереснее, чем снимает). Он почем зря кроет прерафаэлитов, не любит современных декораций и мыслит общественными формациями (насчет последнего я как раз не против), но зато видит историческую картину с многих точек, и при этом пишет ярко, живо и лично.

На земле идет борьба не только Масленицы и Поста, но и толстых и тощих слов. Тощие люди заколдовали слова. Чудотворный народный язык - слова, способные облегчить труд, излечить болезнь, приворожить любовь, - заменили этикетками, кличками предметов и действий. Слова приковали к практической цели. И краски выцвели, затих звон букв. Слово стало бесцветным, беззвучным - тощим. Для Фальстафа язык - нескончаемая забава, пленительная игра в сочетания слов, причудливые рисунки фраз, потоки метафор, полет догоняющих друг друга каламбуров. Фальстаф в любую минуту веселотворен. (...) Заподозрить Джека в корыстолюбии так же нелепо, как считать, что толстого рыцаря могут интересовать цифры и стрелки на тикающем механизме. Фальстаф - не мошенник, он - "Рыцарь ночи", "Лесничий Дианы", "Кавалер ночного мрака", "Любимец луны". Так, по мнению сэра Джона, следует называть грабителей. Нужна ли плуту такая терминология? Ведь цель вора - скрыть промысел, выдать себя за честного человека. Дети играют в индейцев. Первое удовольствие игры - названия: «Великий вождь краснокожих! Я - твой бледнолицый брат!» Звучные слова, пышные прозвища должны заменить обыденные имена. Разве можно всерьез считать, что ребенок действительно собирается скальпировать товарища?..

читать дальше

Козинцев Г.М. - Наш современник Вильям Шекспир

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

18:03 

Дизайн и всякое такое

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Мелкой россыпью из предыдущего источника (то есть из "Бесед об архивах" Чудаковой) сыплются разные интересные вещи. Так, очень актуальное высказывание, которое почему-то было мне неизвестно раньше:
«Между царем и мною есть взаимное условие: он оберегает меня от внешних врагов и от внутренних разбойников, от пожара, от наводнения, велит мостить и чистить улицу, зажигать фонари, а с меня требует только: сиди тихо! вот я и сижу». (Н.Греч)
И ведь с первого раза даже неясно, в чем подвох - пока не поставить вопрос о качестве "предоставляемых услуг". Потому что, если качество неудовлетворительное, то от тихого сидения оно еще больше сползет, а если удовлетворительное, то зачем же сидеть, надо вставать и помогать.
Еще - наводка на "Дневник женщины, которую никто не любил". Ехидный Яндекс предложил мне заменить слово "Блок" на "блог" - по-моему, истину глаголет :)

Литераторы приукрашали и присочиняли; автору записок - не до украшений, и ему не может прийти в голову, как можно что-нибудь сочинить; оттого и содрогаешься, читая о двух /случайных/ смертях двух /обыкновенных/ людей, гораздо более, чем над десятками талантливых истязаний над сверхчеловеками. Холодный ужас житейской скуки, житейской "постепеновщины" способен дать людям - и несчастным и счастливым - часто гораздо
больше, чем занимательная и красивая выдумка. И многие из нас предпочли бы непритязательный дневник бедной провинциалки - притязаниям и дерзновениям иных столичных Фаустов.

Интересные мысли о писательстве - первая часть противоположна тому, как я это обычно (что говорит не в мою пользу), а вторая на удивление созвучна.
Иной раз по слабости душевной напишешь такое-то место приблизительно – оно скучно, фразы лежат непрозревшие, мертвые, но мысль выражена, беды как будто нет? Черкайте без сожаления это место, добивайтесь какой угодно ценой, чтобы оно запело и засверкало, иначе все дальнейшее в вас самом начнет угасать от этой гангрены. (...) Если я буду писать по придуманному плану, то мне начнет казаться, что искусство – бесполезное и праздное занятие, что жизнь в миллион раз интереснее, глубже и сложнее, чем то, что я придумал за трубкой табаку.
(Алексей Толстой)

Еще наводка на книгу, тоже посредством безмерного удивления от этого процесса переписки
«Они жили в одном городе, каждый или почти каждый день встречались в коридоре, в классной комнате, после занятий часто совершали прогулки, уходя иногда далеко за город. Но и этих встреч, такого общения было им мало. Тогда с одной улицы на другую полетели письма. Письмоношами были братец Михаила или еще кто-нибудь из ребят-школяров. Поначалу получалась своего рода эпистолярная игра, условием которой было – писать только на латыни. Сковорода тем самым преследовал педагогическую цель – исподволь и как бы шутя научить своего воспитанника свободному владению классическим языком. Но потом обнаружилось, что вовсе не это сугубо практическое значение переписки составляет ее истинный смысл. И тот и другой уже просто не могли обойтись без писем». (Ю.Лощиц)

Ну и главное - про дизайн, "зарифмовавшиеся" разные мысли в двух таких разных источниках. Лично мне не очень важно, что мельтешит у меня перед глазами, но я признаю, что когда мельтешащее давит и угнетает - это большое испытание даже для устойчивого духовного мира.
Итак, мнение первое

читать дальше

мнение второе
читать дальше

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

18:01 

(Про)писанное

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
В раскопанных подвалах нашлась книга "Беседы об архивах" Мариэтты Чудаковой, 1975 год. Интересно читать апологии письменной речи в сравнении с Живым Человеческим Общением (ТМ) - когда вопрос об Интернете еще и не стоял.
Дело в том, что устная наша речь не взаимозаменяема с письменной. Две эти формы языка существуют лишь параллельно и равноправно, и каждая несет свои собственные функции, каждая особым, только ей присущим способом участвует в формировании и явлении нашей духовной жизни. Устная речь, при всей ее гибкости, свободе и непосредственности, притом, что на помощь ей приходит мимика, жест, тембр голоса, разнообразнейшие его модуляции, смех (или слезы) говорящего, тем не менее ограничена в своих возможностях. Если мы только говорим и ничего не пишем, кроме деловых бумаг, мы не реализуем достаточно полно возможностей своей личности и своего общения с людьми. Во-первых, потому, что, пользуясь исключительно устною формой речи, мы не востребуем значительной доли богатств, заложенных в нашем языке. «Только на письме, только в письменном слоге вполне является синтаксис, - писал К.Аксаков, - только там развивает он все свои стороны, все богатства и разнообразие оборотов, чего не может допустить разговор».Мы не прибегаем в разговоре к столь характерному для книжной речи сложному, разветвленному периоду с причастными и деепричастными оборотами, способному вобрать множество обособлений и уточнений, в малой степени используем богатую систему русского синтаксиса, способную передать разнообразнейшие оттенки причинно-следственных и пространственно-временных связей, редко строим фразы с несколькими придаточными. А ведь это все не параграфы из школьного учебника грамматики, а формы языка, приспособленные для выражения оттенков мысли, не выражаемых другим способом – вне сложного строя письменной речи. Это значит, что у тех, кто пользуется устной только речью, все эти наиболее тонкие оттенки мысли оказываются не выраженными – не переданными собеседнику и более того – не уясненными и себе самому. дальнейшие цитаты - и отменятины курсивом

@темы: В Мире Мудрых Мыслей, Вслух про себя

20:55 

Флорентийское

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Меня тут послали на повышение квалификации – и выучили на свою голову. Например, теперь я точно знаю, кто такой содомит.
Содомит! – т.е. развратник, нечестивец: от библейского Содома, города, уничтоженного «серой и огнем от Господа» за отвратительные грехи его жителей (Бытие, 19). В XV-XVI веке название «содомиты» стало нарицательным для флорентийцев; в частности, прозвище Содома было дано художнику Джованни Антонио Бацци (1477-1549), ученику Леонардо да Винчи.
(Комментарии к собранию сочинений Т.Манна. М.., Издательство «РАМ», 1995; очень надеюсь, перепечатаны, как и тексты, с изданий 60-х годов).
Вот из-за таких деятелей просвещения мне столько времени казалось, что Уайльда за книжки посадили, самое обычное дело (хотя предисловие это я все равно люблю :) )
Я могу еще долго фырчать на пресловутые региональные законы, на манипуляторов всех мастей и цветов, для которых подобная недоинформированная среда - что питательный бульон для микробов (очень хорошо начинать использование объекта с того, чтобы перевернуть ему картину мира), и особенно на то, как же достало, когда моральные границы проводят по случайным признакам, а не по тому, как конкретные люди поступают друг с другом. Но все, что я могу нафырчать, любой найдет в Сети в огромных количествах, а вот «Фьоренца» Томаса Манна, к которой собственно комментарий и которую мне давно хотелось почитать, мне там никак не попадалась даже фрагментарно. Вот разве что здесь.
И для тех, кто мается сейчас так же, как я когда-то, сейчас будет пара-тройка цитат для сведения – хотя и не все аспекты я в них охвачу. Сама история известна: дана Флоренция на исходе 15 века (слегка даже персонализированная в образе куртизанки Фьоре), даны Лоренцо Великолепный, сеющий вокруг себя гуманизм и гедонизм, и Савонарола, с таким же упорством сеющий аскетизм. Меня больше всего удивило не то, что они противопоставлены, а то, до чего быстро они там договорились. Очень изящное смещение оси координат, по-моему :)


читать дальше

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

18:49 

Доступ к записи ограничен

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:39 

Школьное, дубль второй

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
БЕЗ ПАНИКИ, МАМОЧКА

Если вам случится быть в Лицее, превращенном в музей, постарайтесь не заострять внимания вашего ребенка на ведомости об успеваемости кудрявого лицеиста. Иначе: «Э, мамочка, как Пушкин-то учился!» - радостно заметит он, мгновенно проникшись глубокой симпатией к великому поэту.
И правда, разве суть в отметках? Вспомните бледных зубрил своего детства. Многие ли из них впоследствии попали в лауреаты? А ведь случалось и совсем страшное. На одном из петербургских кладбищ неизменное внимание любопытных посетителей привлекает надгробный камень с надписью: «Скончался от усердия к учению». Вашему сыну это не грозит, вы говорите? И прекрасно. Впрочем, хотелось бы еще, чтобы он вспоминал школьные годы с таким же светлым чувством, как Пушкин.
Но далеко не всем такое счастье выпадает. И теперь. И тогда. Обыкновенно в 16 лет происходили последний смотр и определение юношей на дальнейшую, весьма суровую учебу. Кстати, если подросток не обнаруживал на этом экзамене крепких знаний, взыскивалось прежде всего с родителей, а чадо отправлялось без всяких церемоний в матросы без права в дальнейшем выслужиться.
Показавшие себя с хорошей стороны определялись на профессиональное обучение. Это считалось государственной службой. И потому в школе боялись не столько учителя, сколько полагавшихся по закону наказаний за нерадение. За все предусматривалась отнюдь не внутришкольная, а уголовная кара: плети, батоги, тюремный арест, отдача в солдаты.
От необычайно суровой дисциплины отпрыски отправлялись в бега. Это приравнивалось к солдатскому дезертирству.
Прогул уроков считался уклонением от службы и носил старинное название «нетов». За «неты» расплачивались деньгами родители провинившихся: «а если не платят штраф, бить, пока не заплатят».
По правилам морской академии 1719 года за пропуск занятий полагалось «бить батогами и вычитывать за каждый день втрое полученного жалованья», то есть стипендии.
Однако, несмотря на все строгости властей и их намерение «произвесть людей способных к наукам», светлой дороге в царство знаний молодежь то и дело предпочитала сомнительное времяпрепровождение. В отчете Академии наук за 1759 год о подведомственных университете и гимназии сообщается, что «как между студентами, так и гимназистами находится почти половина отчасти пьяниц, забияк, ленивых, непонятливых и в учении никакого успеха не оказавших».
Людмила Третьякова. Журнал "Крестьянка", 1991 год.

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

18:39 

Школьное, дубль первый

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
ПОЧЕМУ ЛИСТЬЯ ЗЕЛЕНЕЮТ
Сколько было таких благих начинаний повсюду в стране! Но как быстро многие из них сходили на нет! Ну, посидели часок. Послушали музыку. Говорят, хорошую. Посмотрели репродукции картин. Говорят, прекрасных. И разбрелись, почувствовав, что в нашей обыденной жизни это прекрасное вроде экзотического фрукта. Зачем его даже пробовать, если на каждый день – скудная похлебка?
«Гармония» пробовала себя и в качестве обычного школьного кружка, и литературной гостиной, и даже клуба-кафе на базе пивбара. Выжила. Потому, наверное, что искренне интересовалась тем – чем сегодня живут молодые? Какими глазами смотрят на сегодняшний мир? И чем может им помочь наша веками накопленная культура?
«Гармония» поставила целью не «изучать», а взять в помощники Чюрлениса и Достоевского, живопись всех веков и народов, песни Эдит Пиаф, рисунки Нади Рушевой. Заставить работать «на молодых» и классику, и современное искусство. Связать каждодневные проблемы с теми, над решением которых веками мучилось и будет мучиться человечество...
Пришел день, когда «Гармония» стала действительно культурным центром города. Без своего помещения, как это водится, с мизером средств, зато собрала людей, у которых в крови страсть к просветительству, неординарность мышления и любовь к детям. Это были учителя, преподаватели ПТУ, воспитатели детских садов. То, что им не удалось реализовать там, где они работали, что не входило в «планы» и «методики», пригодилось в «Гармонии». «Чем ярче и интереснее были приходившие к нам люди, - пишет руководитель центра Л.Я.Витебский, - тем труднее им жилось, тем чаще они оказывались чужеродными элементами в той действительности, которая их окружала. Мы в нашем центре объединяли их в коллективное творчество, налаживали общение с себе подобными. Давали возможность уроков, встреч, дискуссий, взаимодействия – назовите, как хотите, все будет верно – с детьми, и именно это и было самой важной помощью. И когда меня спрашивают, где вы нашли таких талантливых людей, я с полным правом отвечаю: «А я их не искал. Они пришли сами, почувствовав, что будут здесь нужны».
Людмила Быченкова. Журнал "Крестьянка", 1991 год.

@темы: В Мире Мудрых Мыслей

19:47 

Еще о памяти - и об остальном

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
На фоне беседы у Сам себе королевство втянуло меня в «Бильярд в половине десятого» Генриха Бёлля. Очень кстати пришлось.
Там, хотя повествование-река течет чуть ли не по всему веку, но тоже заворачивается в водовороты вокруг двух мировых войн. И, кроме того, книга очень внятно утверждает противоположность фашизму – не столько даже поведением героев, хотя каждый из них по-своему не сдался, а кто сдался, тот и слова доброго не стоит – но даже больше тем, какова она сама есть. Хотя некоторые и советуют автору быть незаметным, но, бывает, авторский стиль служит для бОльшего, чем наслаждение читателя и сознание того, что читаешь хороший текст. При этом там предложения по две страницы – в одно такое предложение может вместиться целая жизнь - и подобный текст может быть непроходим, как дремучий лес, а может быть безгранично увлекательным. Сам ход рассказов больше, чем демонстрации и акции протеста, доказывает, что живое не подлежит той нивелировке, в которую хотелось бы уложить его господствующему строю. Каждую жизнь можно рассказать как роман - вероятно, кроме того, кто сам пожелал быть винтиком системы и сознательно выстроить жизнь по схеме. Несколько напоминает «День седьмой» Уайлдера – вот по этой гобеленности :)
При этом среди волн таких фраз встречаются проблески очень емкой мысли - не говоря уж о подхватах, повторах и переосмыслениях...

я останавливался перед шарманщиком, который переплавлял в медяки вечернюю меланхолию

она не знала, что Господь – брат наш, с братом можно спокойно шутить, а с господами – далеко не всегда

воспоминания ни в коем случае нельзя размораживать, не то ледяные узоры превратятся в тепловатую грязную водичку; нельзя воскрешать прошлое, нельзя извлекать строгие детские чувства из размякших душ взрослых людей

он приносил домой также щедрые чаевые, шоколад и сигареты, но никогда не приносил того, что было у всех других отцов, - праздничного настроения, которое разрешалось либо криком и ссорами, либо любовными клятвами и слезами примирения; на отцовом лице всегда было выражение ожесточенной кротости

то, о чем твои приятельницы рассказывают страшные сказки, мы будем делать не в спальне, а на вольном воздухе; над собою ты увидишь небо, на лицо тебе будут падать листья и травинки, ты вдохнешь аромат осеннего вечера, и у тебя не появится такого чувства, будто ты участвуешь в отвратительном акробатическом номере, в котором обязана участвовать

еще

А какие там эпизодические персонажи встречаются! Какой там старый factotum в отеле!
Надо быть таким продажным, как я, и таким старым, как я, чтобы знать: есть вещи, которые не продаются; порок перестает быть пороком, если нет добродетели, и ты никогда не поймешь, что такое добродетель, если не будешь знать, что даже шлюхи отказывают некоторым клиентам.
еще одна дама
И "ау" в сторону Флыф с рассказом Бёлля же про женщину, моющую окна, за который тоже безграничное спасибо - здесь есть сходный процесс "изнутри":
Когда она бывала не в своей тарелке или же когда ей надоедала ее до мелочей упорядоченная работа, она выходила на улицу почистить медную дощечку на двери: «Д-р Роберт Фемель, контора по статическим расчетам. После обеда закрыто».
читать дальше
(перевод цитат Л.Б.Черной)

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:45 

Про Отцов и отцов. И про детей, разумеется.

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Вот не хотелось же мне влезать в нашу Великую Отечественную, потому что режим «куда ни ткни – везде болит» мне очень не по нутру... Так нет, совсем не по тому поводу затянуло меня в эту книгу, как в колесный механизм, и выдираться оттуда пришлось долго.
Вообще-то "В ожидании козы" Евгения Дубровина - это детская повесть, и вовсе даже не про войну, а про то, что было сразу после. Но это про то, как оно было на деле - и так, как, пожалуй, и для взрослых-то не писали. То, что там фаустпатроны воспринимали как игрушки, ополоски из-под пшенной каши - как лакомство, мертвых фрицев раскапывали, чтобы оружие забрать, а собаку можно было продать для еды - это даже не главное, так, приметы времени. И даже когда тот факт, что дело происходит в советской стране, узнается только по показательному процессу над подростками (нет, пока еще в рамках педсовета) за срыв со стены газеты «с Пермаем», это тоже еще ничего. Главное, что там идет речь про власть и свободу, про последствия поступков и про то, что в жизни далеко не все добровольно, а кое-что очень даже принудительно. А до кучи - про патриархальный строй как он есть и про тот перелом, который в нем как раз на данный момент истории образовался.
По повести Евгения Дубровина «В ожидании козы» был снят фильм «Француз» (хотя там, насколько мне помнится, все больше сглажено и в конце даже гармонично) – а я вот думаю, и фильм «Возвращение» был снят не без. Во всяком случае, с большой высоты там тоже падают.
А в пространстве между жутким началом, которое впоследствии оказывается не таким уж жутким, и действительно страшным финалом, находится даже немало забавного, вдох-выдох, привыкаем, осваиваемся.
- Черт знает! - сказал Дылда. - Жили себе жили, вдруг приходит человек, ты его и в глаза сто лет не видел, и начинает выслеживать тебя с собакой.
- И бить ложкой по лбу, - добавил Вад.
- Ну? - усомнился Рыжий. - Меня еще никто не бил ложкой по лбу. Я бы ему как ахнул назад.
- Ты не знаешь простых вещей, - сказал я. - Отцов бить нельзя. Отцов надо нежно любить.
- За что?
- Ни за что. Просто так положено.
- А по-моему; с отцом все-таки лучше, - пропищал Малыш и покраснел.
- Почему? - спросил Вад.
- Да так...
- Дурак, - сказал Вад.
- Ты не прав, - вмешался я. - В принципе в каждой семье должен быть отец. Только к нему надо привыкать постепенно, с детства. А так тяжело.
- Отец нужен, - упрямо повторил Малыш и опять покраснел. - Он бы учил всему...
- Чему? Картошку перебирать? - съязвил Вад.
- Что правильно и что неправильно... Вчера я ложку в столовой стянул... Мать сказала, что воровать - грех. А сама с фабрики нитки приносит.

читать дальше
Более оптимистичные поиски гармонии - через поколение, в "Глупой сказке" того же Дубровина - тоже про отца (пожалуй, с нормальной буквы) и сына, брошенного на опеку бабушки с дедушкой...
– Ребенок должен расти чутким и отзывчивым, – говорила Мама. – С ним надо быть ласковым, добрым, удовлетворять все его желания. Тогда и он будет с людьми добрым и отзывчивым.
– Ребенок должен с малых лет привыкать к трудностям, – говорил я. – Чуткость и отзывчивость возникают как результат преодоления трудностей. Только испытанное страдание дает полное понимание всей глубины горя другого человека.

читать дальше

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

19:44 

Лагерное. Дубль второй. "Человек ли это?"

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
А вот "Человек ли это?" Примо Леви, пожалуй, оказался для меня даже чуточку легче. Хотя тоже, разумеется, очень тяжело - про взаимную беспощадность (черт с ними, с охранниками, друг к другу-то!), про выживаемость на грани (а чаще за гранью) потери себя и своей человеческой сущности.
Странная вещь память! Сколько нахожусь в лагере, столько у меня в голове вертятся две строчки стихотворения, написанного когда-то одним моим другом:
…зачем говорить «завтра»,
если «завтра» уже не будет?
Да, здесь это так. Знаете, как будет на лагерном жаргоне «никогда»?
Morgen friih — завтра утром.

Автор задается целью писать не исследование, а живой рассказ от первого лица, полный деталей. А детали - такая штука, они обязательно складываются _разные_ - и трогательные, и душераздирающие, и возвышающие, и даже иногда забавные. Еще здесь есть черный рынок и опять же _разные_ заключенные - вплоть до "серий номеров", когда одна партия прибывает из Греции, а другая из Италии, и это совсем другое дело...
Появившееся сегодня над грязным горизонтом солнце впервые было живым и ясным. И пусть это все то же польское солнце, холодное, белое и далекое, пусть оно не греет, а едва пригревает, но как только его нижний край выплыл из дымки, по нашей бесцветной толпе прокатился восторженный ропот, а сам я, почувствовав проникающее через одежду тепло, понял, что значит поклоняться солнцу.
— Das Schlimmste ist voriiber, — говорит Циглер, расправляя свои острые плечи. — Худшее позади.
Рядом с нами группа греков — несгибаемых евреев из Салоник, воров и обманщиков, жестоких и сплоченных, вызывающих восхищение и ужас, стремящихся выжить любой ценой и беспощадных в борьбе за свою жизнь, тех самых греков, заправляющих на кухнях и в каптерках, которых даже немцы уважают, а поляки боятся. Они третий год здесь, никто лучше них не знает, что такое лагерь. Сейчас они встали в круг, положили руки на плечи друг другу и поют свои нескончаемые протяжные песни.

Самое обнадеживающее для меня - это то, что привязанности в этом повествовании все-таки существуют.
Вплоть до завершающей фразы: "Мы пишем друг другу длинные письма, и надеюсь, когда-нибудь еще встретимся." Хотя, конечно, это автору повезло. А может быть, любой слабенький лучик света значит всё посреди беспросвета.
Альберто вошел в лагерь с высоко поднятой головой и до сих пор невредим и не сломлен. Он раньше всех понял, что в лагере — как на войне: он не пытался искать защитников, не терял времени на бесполезные жалобы и сочувствие к другим, а с первого же дня вступил в бой. Обладая умом и чутьем, он иногда рассчитывает свои действия, иногда нет, но все равно попадает в точку. Во французском он не силен, но схватывает все с полуслова, даже понимает, о чем говорят немцы и поляки. Сам разговаривает только по-итальянски и с помощью жестов, но все его понимают, все ему симпатизируют. Борясь за выживание, он ухитряется оставаться со всеми в дружеских отношениях, знает, кого следует подкупить, кого разжалобить,
от кого держаться подальше, кому продемонстрировать силу. Но при этом (за что я и сегодня вспоминаю его с любовью, как очень близкого и дорогого мне человека) он не испортился. Альберто был и остается для меня примером редкого сочетания силы и доброты; против таких людей оружие зла бессильно.


еще

В пару предыдущему посту - привет окружающим изучающим языки
Перевод Евгения Солоновича.

@темы: (Про)чтение, В Мире Мудрых Мыслей

Захламленная комната

главная