19:56 

Гаммелин и его платья

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)


Жила-была когда-то дочь короля, которую должны были выдать замуж за великого принца. До свадьбы еще было далеко, но весь двор только и думал о будущем наряде невесты. Днем и ночью король совещался со всеми придворными, что она наденет. Ведь платье принцессы должно было затмить все наряды на свете. Шелковым оно будет, бархатным или атласным? Украсить его шитьем или драгоценными камнями? А может быть, усыпать жемчугом?
Но когда спросили саму принцессу, то она сказала так:
- Я надену только платье из чистого золота, легкое, как облачко, тонкое, как пчелиное крылышко, и мягкое, как лебяжий пух.
Тогда король позвал главного золотых дел мастера в своем королевстве и велел ему сделать платье из чистого золота. Но мастер не знал, как сделать такое платье, и ответил:
- Ваше величество, это невозможно!
Король очень разгневался и сказал ему:
- Если принцесса желает, то надо постараться как следует и все исполнить.
И он заточил мастера в тюрьму, чтобы тот поразмыслил над его словами. Потом король созвал всех золотых дел мастеров в своем королевстве и сообщил им, что принцесса желает платье из чистого золота. Но все мастера, как один, упали на колени перед королем и сказали:
- Ваше величество, это невозможно!
Тогда король посадил в тюрьму их всех, пообещав отрубить им головы, если через три недели они не придумают, как сделать такое платье.
Тут как раз проходил через эту страну Гаммелин. Услышав всю эту историю, он пожалел мастеров, которые ничего дурного не сделали, а только сказали королю истинную правду. Поломав как следует свою мудрую голову, он сказал себе: «Думаю, я смогу выручить мастеров, ведь я нашел способ сделать платье по заказу принцессы».
Гаммелин отправился к королю и сказал:
- Я знаю, как сделать платье из чистого золота.
- Но осторожнее, - сказал король, - ведь если у тебя не получится, голова твоя слетит с плеч.
И все же Гаммелин решил рискнуть. Первым делом, приступая к работе, он спросил, какого фасона должно быть платье. Принцесса сказала:
- Из чистого золота, легкое, как облачко, тонкое, как пчелиное крылышко, и мягкое, как лебяжий пух; а пошить его нужно вот так и вот так... - и она показала, какими должны быть рукава, каким – корсаж и каким – шлейф.
Тогда Гаммелин распорядился сшить (ведь под рукой у него был полный дворец разных мастеров) прелестнейшее платье по тому фасону, который заказала принцесса, из плотного белого батиста. Принцесса удивилась и повторила, что платье должно быть из чистого золота.
- Да погодите вы! – сказал Гаммелин; не по душе была ему эта принцесса. Потом он попросил у короля золота из его сокровищницы. Но вместо этого король снабдил его золотом из запасов тех мастеров, которых он посадил в тюрьму.
Все, что получил Гаммелин, он сложил в мешок, отнес его на мельницу и сказал мельнику:
- Сделай мне муку из этого мешка золота.
Сначала мельник поглядел на него как на сумасшедшего, но когда он увидел письмо от короля в руках Гаммелина (а гласило оно: «Кто не повинуется – тому голову с плеч!»), тогда он принялся за дело и смолол золото в мелкую муку. И вот Гаммелин взвалил мешок на спину и потащил его обратно во дворец. Затем он созвал всех мастеров в королевстве, что умели чеканить золото. Это удалось ему без труда - увидев в письме слова «Кто не повинуется – тому голову с плеч!» за собственноручной королевской подписью, мастера прибежали со всех ног. Все улицы, что вели к дворцу, были сплошь заполнены чеканщиками.
Тогда Гаммелин выбрал сотню самых умелых и отвел их в комнату, где готовилось свадебное платье. Он вынул платье из батиста и разложил его на столе, потом засыпал его золотой мукой и усадил чеканщиков за работу. Мастера трудились целую неделю, днем и ночью. Наконец платье выглядело так, будто все оно было отчеканено из чистого золота.
Но принцесса сказала:
- Мое платье должно быть полностью из чистого золота, и никакого батиста. Это платье не годится!
- Да погодите вы! – сказал Гаммелин. – Еще не все готово.
Он сложил костер из душистых пряностей, сандала, жасмина и резеды – а потом бросил чудесное платье в огонь. Разгневанная принцесса закричала не своим голосом. Ей уже успело понравиться это платье, хотя она и требовала полного соблюдения уговора. Но Гаммелин настоял на своем, и вот что из этого вышло: огонь сжег весь батист, но ничего не сделал с золотом. Когда ткань сгорела, Гаммелин вынул из огня платье из чистого золота - легкое, как облачко, тонкое, как пчелиное крылышко, и мягкое, как лебяжий пух, да еще и душистое, как ветер из садов султана.
Итак, все золотых дел мастера были отпущены на свободу, а Гаммелина король назначил главным золотых дел мастером в королевстве. Но когда принцесса увидела платье из золота, радость и гордость ее были таковы, что она пожелала себе еще и платье из чистого перламутра - легкое, как облачко, тонкое, как пчелиное крылышко, и мягкое, как лебяжий пух. Король послал за ювелирами и приказал им сделать такое платье. Но все ювелиры, как один, упали на колени и сказали:
- Ваше величество, это невозможно!
И в награду за правдивые слова их всех заточили в тюрьму. А король сказал Гаммелину:
- Раз мои ювелиры этого не могут, то сделай это ты!
Гаммелин сказал ему:
- Ваше величество, такого уговора не было.
На это король ответил:
- Если не сделаешь, то твоя голова слетит с плеч!
Гаммелин вздохнул, как морская волна, но решил извлечь добро из худа и взялся за работу. Как и в прошлый раз, согласно фасону, который выбрала принцесса, он распорядился связать платье из тончайшей пряжи. Каждая часть была связана отдельно: рукав, другой рукав, корсаж, юбка и шлейф.
После этого Гаммелин сказал королю, а король приказал всем подданным, чтобы каждую устрицу, выловленную из моря, приносили прямо к нему. Из них Гаммелин выбрал пять самых лучших, величиной с чайный поднос. Тогда он положил устриц в большую лохань, а в каждую раковину положил одну из частей платья. Ведь они были связаны из такой тонкой пряжи, что еще оставалось полным-полно места для самой устрицы. Прошло время, и Гаммелин вынул из раковин корсаж, юбку, шлейф, один рукав и другой рукав. Затем он сшил их нитками и положил платье обратно в таз. Одной устрице он положил в рот шов между корсажем и юбкой, другой – между юбкой и шлейфом, третьей и четвертой – швы между корсажем и рукавами, а пятую съел.
Итак, устрицы сделали свою работу, покрыв ткань перламутром, как покрывают им свои раковины. Через некоторое время в руках у Гаммелина было платье, яркое и блестящее, покрытое чистейшим перламутром. Но принцесса сказала:
- Нет, это платье должно быть полностью из перламутра, и никакой пряжи!
- Да погодите вы! – сказал Гаммелин. – Еще не все готово.
И вот он сказал королю, а король приказал всем подданным, чтобы всю моль, найденную в домах королевства, приносили прямо к нему. Тогда Гаммелин отнес это множество моли в пустую комнату из железа, где лежало одно только платье, и запечатала окна и двери красным сургучом. Принцесса заплакала и закричала.
- Платье съест моль! – сказала она.
- Тогда голова его слетит с плеч, - ответил король.
Но Гаммелин настоял на своем. И когда он открыл двери, все увидели, что моль съела всю пряжу, но ничего не сделала с перламутром. Гаммелин вынес из комнаты платье из чистого перламутра - легкое, как облачко, тонкое, как пчелиное крылышко, и мягкое, как лебяжий пух. Король сделал Гаммелина своим главным ювелиром, а остальных ювелиров отпустил на свободу.
Принцесса была в таком восхищении, что теперь пожелала иметь еще одно платье, полностью сшитое из крыльев бабочек.
- Нет ничего проще, - сказал Гаммелин. - Но это жестоко - просить такое платье.
Однако принцесса требовала, чтобы Гаммелин во что бы то ни стало сделал ей это платье.
- А не сделаешь - голову с плеч! – добавил король.
Гаммелин заворчал, как шмель, но сказал он лишь одно:
- Много миллионов бабочек потребуется для такой работы. Вы должны отдать мне назад оба платья, перламутровое и золотое. Ведь бабочки любят все яркое и блестящее. Только так я смогу собрать их всех в одном месте.
Принцесса отдала ему платья, и Гаммелин отправился на самую высокую башню во дворце. Там он повернулся одним боком к западу, где угасало заходящее солнце, а другим – к востоку, где восходил молодой месяц. На каждую руку он повесил одно из платьев, золотое и перламутровое, развернув их, как крылья. Яркий луч солнца вспыхнул на золотом крыле, а бледный луч луны тронул перламутровое крыло; и тогда Гаммелин запел:

Солнца свет лучистый,
Золото земное,
Руки простираю,
Обращаюсь к вам!

Лунный свет холодный,
Перламутр небесный,
Слушайте, услышьте,
Обращаюсь к вам!

Бабочки, летите!
Нас домой несите,
Золото - для гномов,
Перламутр - волнам.

И когда он пел, вдали послышался мягкий шелест крыльев и появился летучий рой бабочек, похожий на яркое разноцветное облако. Солнце прикоснулось к золоту длинным золотым лучом, луна прикоснулась к перламутру бледным дрожащим лучом, и дамские наряды превратились в два крыла. Прежде чем принцесса успела закричать, а король – что-нибудь сказать про голову или про плечи, разноцветное облако стало мириадами бабочек. И тогда Гаммелин на своих крыльях, движимых солнцем и луной, взмыл с башни в закатное небо среди яркого вихря бабочек, своих подруг. С каждой минутой он становился все ярче и улетал все дальше – а потом скрылся с глаз, и в той стране о нем больше не слышали.

Лоренс Хаусмен. Гаммелин и его платья. Иллюстрация отсюда

@темы: Переводы вольные и невольные

URL
   

Захламленная комната

главная