14:22 

"Вестибюль мой, вестибюль!"

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
И еще из той же книжки Сергея Львова - немного о трудностях и о труде перевода. В соответствующем возрасте также произвело на меня сильнейшее впечатление :)

Вы часто читаете в газетах: собрался международный конгресс химиков, архитекторов, врачей… А знаете ли вы, какую задачу приходится прежде всего решать тем, кто собирает ученых на такой конгресс? Вот эта задача: как сделать так, чтобы все делегаты и гости понимали друг друга?
А если вовсе не переводить речей?
Тогда из научного совещания получится то самое, о чем рассказывалось в старинной легенде, - вавилонское столпотворение. Каждый толкует на своем языке, никто никого не понимает, а башня не строится, то есть работа не движется.
Решать задачу начинают с того, что ее упрощают.
Выбирают несколько самых распространенных языков и договариваются, чтобы каждый докладчик говорил на одном из них.
Таких языков назначают иногда три, иногда пять, изредка семь.
Задача стала попроще, но она еще совсем не проста.
Как быть дальше? Посадить рядом с каждым делегатом переводчика, чтобы он на ушко нашептывал ему перевод того, что говорят докладчики?...



Где набрать столько переводчиков, чтобы хватило на всех делегатов? Да к тому же еще каждому делегату нужны переводчики со всех языков, на которых работает конгресс.
А если их удастся набрать, как бы тихо они ни шептали, в зале будет стоять невообразимый шум.
Нет, задачу эту решают иначе. В зале конгресса в закрытых кабинах за толстыми стеклянными стенами сидят переводчики. Прозрачные стены позволяют им видеть того, кто говорит. Это очень важно. Когда смотришь на человека, который говорит, его легче понять. Толщина стекло отгораживает переводчика от посторонних шумов.
Речь делегатов он слышит в наушниках. Он слушает эту речь, ну, например, по-английски и тут же переводит ее в микрофон, ну, например, на русский язык.
У каждого делегата тоже есть наушники. На подлокотнике кресла укреплен щиток с кнопками. Против каждой кнопки написан язык, который он услышит в наушниках, если нажмет на эту кнопку. Тогда в его наушники включится речь того переводчика, который ему нужен.
Недавно перевод на конгрессах еще усовершенствовался. Теперь делегату необязательно сидеть на месте в зале, привязанным к нему проводами от наушников. Теперь при входе в зал делегату выдают маленький приемник. Приемник настроен на ту волну, на которой идет передача из кабины переводчика. Делегат может разгуливать по фойе или уйти пить кофе в буфет. Достаточно нажать на кнопку, и все в порядке, - он услышит в своем приемнике речь в переводе на тот язык, который понимает.
Мне случалось бывать в кабинах, где работают переводчики. Переводчики быстро устают и часто сменяются. Работа у них адовая.
Переводчик должен внимательно вслушиваться в то, что говорит выступающий. Вслушиваться так, чтобы не пропустить ни одного слова. И не только слова, даже выражение, с которым они произнесены. И все запоминать. И не только запоминать то, что сказано, но и угадывать то, что будет сказано через несколько секунд.
Угадывать? Это зачем? Приведу пример.
Заседают ученые, которые приехали из разных стран. Один из них произносит речь по-немецки. А переводчик сидит в кабине и вслед за оратором произносит в микрофон длиннющую фразу.
Фраза эта звучит так: «Я подтверждаю на основании опытов, проведенных мною и моими учениками, те данные, которые сообщил нам на прошлом конгрессе, собиравшемся три года назад, наш уважаемый коллега г-н Н. …»
Уважаемый коллега г-н Н. слушает переводчика и радуется.
Как не радоваться! Его сообщение, которое когда-то вызвало столько споров, подтверждает другой ученый.
Но тут переводчик с ужасом слышит: в конце длинной немецкой фразы, как мина, взорвалось короткое слово «nicht». Оно значит «нет», «не», и по правилам немецкого языка в самой длиннющей фразе может стоять на самом последнем месте и поворачивать ее смысл на 180 градусов! Предугадать такой поворот переводчик может не по словам, а только по интонации.
Как тут быть, чтобы не ошибиться? Чтобы вначале не поманить слушающего радостной надеждой, а потом не обдать его ледяной водой разочарования? Ждать до конца фразы? Немыслимо! Отстанешь от докладчика – не догонишь ни за что! Что же делать?
Только одно: на ходу соображать, и соображать мгновенно, что такая фраза может закончиться по-разному – и подтверждением, и отрицанием, - и строить по-русски такой перевод, который тоже можно будет на ходу закончить по-разному.
Ну, например, так: «Данные, которые сообщил нам на прошлом конгрессе, собиравшемся три года назад, наш уважаемый коллега г-н Н., опытами, проведенными мною и моими учениками, не подтверждаются».
Вот так хитро построил переводчик свой перевод и отстал от докладчика на одно-единственное словечко. Наверстает его, когда тот сделает передышку между двумя фразами. Но переводчику отдыхать не придется. Дальше! Дальше! Все успеть услышать, все схватить, обо всем подумать заранее! Ведь каждая новая фраза может приготовить ему такую же ловушку или что-нибудь похитрее.
Вы можете сказать, что, так как вам не случалось бывать на конгрессах, вам не интересно знать, как работают такие переводчики и какие трудности они втречают.
Но зато другая область работы переводчика известна каждому из вас. Это – кино.
Пока кино было немым, все было просто. Чтобы показать иностранные фильмы, переводили надписи, вот и все. Когда кино заговорило, все стало куда сложнее.
Как быть, чтобы фильм, снятый в одной стране, могли смотреть зрители в разных странах?
Поступали так. Переводили не все, а только самые главные слова героев. Они говорят на экране на своем языке, а в нижней части экрана можно прочитать текст перевода на русский. Вам, наверное, случалось видеть такие фильмы. Смотреть их утомительно. Внимание раздваивается между тем, что происходит в кадре, и тем, что написано под кадром. Да и написано бывает только самое главное: не речь героя, а короткая выжимка из нее. Многое пропадает. Обидно!
Долгие поиски привели к тому способу, который стал для нас таким привычным, - к дублированию фильмов. Это слово теперь известно каждому. Когда на экране появляются строки: «Роли исполняют и дублируют», а потом имена иностранных актеров, которые играют в этом фильме, и рядом с ними имена наших актеров, которые за них в этом фильме говорят, никто в зале не удивляется. Все привыкли, будто так всегда и было.
А я хорошо помню, как на наших экранах появился первый иностранный фильм, где герои заговорили по-русски.
Это было лет тридцать назад.
Фильм назывался «Человек-невидимка». Его сняли в Англии по известному фантастическому роману Герберта Уэллса. В фильме было много чудес и трюков. Там, например, по снегу бежал невидимый человек, оставляя невидимыми ногами видимые следы. Все удивлялись этим чудесам, но еще больше удивлялись тому, что, когда актер-англичанин открывал на экране рот, мы слышали русские слова и видели, что все звуки речи совпадают с движением его губ, словно он говорит по-русски. Теперь этим никого не удивишь.
Объяснять, как это делают, я не стану. (Мне иногда приходится делать такие оговорки. Мне хочется, чтобы вы поняли, как сложны и трудны те, казалось бы, простые дела, которых я касаюсь в своей книге. Только касаюсь! Заговори я о каждом из них подробнее, придется писать целую книгу!)
Сейчас мне важно указать лишь на одну сторону этого дела. Когда вы смотрите дублированный фильм, вы не только видите работу иностранных актеров и не только слышите работу наших актеров, озвучивших этот фильм своими голосами. Вы слышите и видите работу переводчиков.
«Слышим»- это понятно, на экране звучат слова, которые эти переводчики перевели. Но почему же «видим»?
А потому что в кино переводчику недостаточно перевести фразу с иностранного языка на русский. Ему нужно, сохраняя смысл, подобрать такие русские слова для этой фразы, чтобы наш актер успел произнести эти слова, пока на экране будет изображение иностранного актера. И это еще не все! Звуки в словах должны быть подобраны так, чтобы они совпадали с движением губ актера.
Представьте себе, что фильм снят, например, в Финляндии и говорят в нем на финском языке. В финском языке много очень длинных слов. Один герой спрашивает другого: «Кто пробежал по лесу?» А тот ему отвечает финским словом «пальясялькалайнэн». По-русски это значит «босой». Если переводчик просто переведет это длиннющее слово русским словом «босой», русский актер, озвучивающий фильм, быстро выговорит ответ, а финский актер на экране еще долго будет беззвучно открывать рот. То же самое может произойти, если русский фильм будут дублировать французские актеры. Наш актер откроет рот, чтобы выговорить слово «август», а французский актер произнесет всего один звук «у» - так звучит по-французски слово «август», - и все тут. Изображение останется на экране с бессмысленно открытым ртом. Вот и приходится исхитряться: не только переводить речь по смыслу, но и подбирать слова по длине.
Можете мне поверить: перевод для кино – труднейшая работа. Но в нашей книге нас интересует не столько то, как это делается, сколько то, для чего это делается.
Сколько бы замечательных книг ни было написано на родном языке, сколько бы замечательных фильмов ни было на нем снято, люди не хотят оставаться на острове одного языка, на острове, окруженном морями чужих, непонятных языков. Они хотят знать, что изобретают, что пишут в своих стихах и романах, из-за чего страдают и борются в своих кинокартинах люди, которые говорят на других языках. И они издавна и неутомимо стараются перебросить мосты к чужим языкам, или, как принято говорить в науке, перешагнуть через языковые барьеры.
Этой благородной задаче служат разные виды перевода. Рассказал я лишь о немногих видах этой работы (их куда больше!) и о трудностях в каждом из них только упомянул.
Впрочем, с одной трудностью вы, наверно, столкнулись, как только начали изучать какой-нибудь иностранный язык. А если еще не столкнулись, столкнетесь непременно, когда раскроете первую в вашей жизни книгу на чужом языке. Это я вам обещаю твердо.
Людям, которые плохо разбираются в языках – и в своем, и в чужих, - кажется, что ничего не может быть легче, чем переводить. (Несведущим вообще часто кажется, что работа другого человека легче его собственной.) Читаю разу слово за словом, гляжу в словарь слово за словом и перевожу. Подумаешь, какое трудное дело! Попробуйте. Ничего из этого не получится. Во всяком случае, ничего путного. Таким способом можно понять все слова в отдельности. но в том, что так напереведешь, не будет никакого смысла.
Заглядывая в словарь за каждым словом, можно перевести с английского такую удивительную фразу: «Дождь идет кошками и собаками». Напишешь таое и будешь долго раздумывать, что это за странное явление природы, пока не узнаешь, что каждое слово отдельно в этой фразе переводить не следует, а все вместе они означают то же самое, что наше выражение «дождь льет как из ведра» или немецкое выражение «дождь льет, как на дохлую собаку». Такие фразы – они существуют в языке как неразделимое целое – нельзя переводить слово за словом.
Но и тогда, когда вроде был и можно переводить фразу слово за словом, потому что она не слилась в единое целое, оказывается, что многие слова в разных языках значат вроде бы то же самое, да не совсем. Вот простой пример. В русском языке есть два разных слова – «синий» и «голубой».
Когда мы произносим эти слова, мы ясно представляем себе, что они означают хоть и близкие, но разные цвета. А во французском языке для голубого цвета нет отдельного слова. По-французски его можно обозначить только словами «светло-синий» или описать выражением «синий, как небо». Только не думайте, что один язык богаче, а другой беднее. Во французском языке нет слова «голубой», зато есть слова, выражающие такие оттенки цветов, которых нет в русском языке.
Русский ученый академик Л.В.Щерба много лет составлял большой русско-французский словарь. В предисловии к словарю он объяснил, какие трудности ему приходилось преодолевать из-за того, что «слова одного языка в большинстве случаев не просто соответствуют словам другого языка, а находятся с ним в весьма сложных отношениях».
Он привел много примеров таких трудностей, рассказал, как гордился и радовался, когда ему после долгих поисков удалось найти французское соответствие, чтобы перевести простое русское слово «груздь», а кончил тем, что вспомнил одно старинное стихотворение.
Оно было написано на французском языке в шестнадцатом веке, а на русский язык переведено в восемнадцатом. Я думаю, что, хотя оно было переведено старинными словами и непривычным для нас старинным размером, вы поймете и оцените его смысл. Вот это стихотворение:
Если в мучительские осужден кто руки,
Ждет, бедная голова, печали и муки –
Не вели томить его делом кузниц трудных,
Ни – посылать в тяжкие работы мест рудных.
Пусть лексикон делает. То одно довлеет:
Всех мук роды сей един труд в себе имеет!
Составление словаря – тяжелый труд и великая мука, говорит автор старинного стихотворения.
Ради чего этот труд, ради чего эти муки? Все для того же, чтобы построить мосты от одного языка к другому. Но вот тяжкий труд закончен, и словарь составлен. Казалось бы, тому, кто захочет перевести теперь книгу, например с русского языка на французский, будет нетрудно это сделать. Вовсе нет.
Представьте себе, что в русской книге написано: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» Бессмысленно пробовать перевести это восклицание слово за словом: отдельно бабушку, отдельно Юрия, отдельно день. Получится ахинея. Словарь указывает три сходные французские поговорки, но ни в одной из них нет того исторического оттенка, который слышится в этой русской поговорке. Пока найдешь, как перевести, поломаешь себе голову. Переводчики любят рассказывать всякие веселые случаи из своей трудной профессии. Рассказывают, что одному переводчику нужно было перевести строки русской песни «Ах вы сени, мои сени!», и он перевел эту строку так, что по-французски она зазвучала: «Вестибюль мой, вестибюль!», потому что французское слово «вестибюль», так же как русское слово «сени», означает прихожую.
Тот, кто знает французский язык, смеется над этим переводом. Действительно, смешнее не придумаешь. Посмеяться над ним легко, найти другой – невероятно трудно.

@темы: Переводы вольные и невольные

URL
Комментарии
2009-04-12 в 14:53 

Шикарная вещь. А можно бы как-нибудь целиком это прочитать?

2009-04-12 в 15:05 

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Four-eyed, разве что вот так:
www.libex.ru/detail/book105153.html
или на alib.ru, куда сейчас меня не пускают из-за загружености

URL
2009-04-12 в 15:11 

а, нет, я думала, может, в электронном виде есть) такие купить (и вообще купить) не могу(

2009-04-12 в 16:31 

Trust your heart, and trust your story.
Прекрасные слова) Работа переводчика-синхрониста - жесть полнейшая. Я всего один раз на конференции работала, хорошо еще, что тема выступления была мне в принципе знакома, и можно было рассказать что-то по оной)

2009-04-12 в 17:30 

Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Радуюсь, что понравилось! :)

URL
2009-04-13 в 11:52 

Вот тебе бабка и Юрьев день

URL
2009-04-15 в 13:18 

FleetinG_
Как весело кататься на санках, которые мчатся впереди тебя! (с)
Ага! Посочувствуем иностранным переводчикам... :)

URL
   

Захламленная комната

главная